ведьма Мирланда
Название: "Окна без стёкл"
Автор: Мирланда
Размер: макси
Категория: джен, фоном фемслеш, гет
Жанр: постапп, фэнтези
Рейтинг: NC-17
Краткое содержание: Путешественница Ан спасает в брошенном Городе служителя культа Благодеятелей. В обмен она хочет, чтобы он перевел её через разделяющую Город реку на другой берег, где мудро правит Госпожа Расколотого Сердца, последняя дочь Благодеятелей. Но что именно странной путешественнице надо на том берегу?


Обзорам:




5
Меркий то ли восстановился не полностью, то ли просто никогда в жизни не вылезал за пределы своего монастыря. Святоша шел плохо, медленно переставлял ноги, шумел и постоянно оскальзывался на мокрых кусках бетона. Ан начала всерьёз раздумывать, не прибить ли его. Задерживаться в Городе в дождь ей не хотелось.
Но это всё были мелочи по сравнению с тем, что Меркел никак не желал заткнуться. Ан давно не брала попутчиков, и быстро устала от шума. Как далеко разносился его пронзительный голос, Ан уже не волновало. Ей очень хотелось зашить чернорясому рот. От этого её удерживали только документы в сумке. Чтобы на том берегу её хорошо приняли, этот дурак нужен ей в твёрдом уме и дружелюбно настроенным к ней.
Меркий постоянно спрашивал, куда она на самом деле идёт. Один раз Ан разозлилась и пробурчала, что ищет могилы Отцов.
Он, разумеется, счёл это шуткой.
Меркий спрашивал много. Иногда она отвечала.
— Тебя правда зовут Ан?
— Правда.
— Просто Ан?
— Да.
— Откуда ты родом?
— Не помню.
— Сколько тебе лет?
— Не помню.
— А чем ты занимаешься?
— Чем придётся.
— А что это за зверь?
— Это Кел.
— Откуда он у тебя?
— Подарили.
— Кто?
— Брат.
— Кто твой брат? Где он?
— Умником он был. И погиб.
Короткие ответы святошу ничуть не смущали. Поняв, что из неё ничего не вытянуть, он начал трепаться про себя.
— А я служу делу Благодеятелей, — самодовольно заявил молодой человек. Ан поморщилась. Как будто она тупая и сразу этого не поняла. — Я брат-исповедник из обители на Трёх Холмах. Настоящий брат-исповедник, я имею ввиду. Если хочешь, могу… Ну, если будет желание освободить душу, я могу выслушать твою исповедь.
Ан минуту подбирала слова.
— Ты сейчас серьёзно?
— Ну да, — не понял её молчания чернорясый. — Я имею право.
«Да он ещё и идиот!» Ан закатила глаза. Хорошо, что её лицо спрятано.
— Не хочу.
— Ну, как знаешь. Я самый молодой брат-исповедник в нашей обители!
— А чего ты в городе делаешь, самый молодой брат-исповедник?
Святоша немедленно поник и потянулся пальцами к выбитому глазу.
— Брат-настоятель отправил меня и ещё несколько братьев в паломничество к Великому Дому Прародителя!
— Нахрена? — Ан поморщилась от наигранного восторга в голосе Меркела.
— Поклониться великому месту!
— Там даже руин не осталось. Яма и гора мусора, — пожала плечами Ан. Меркий покачал головой.
— Это богохульство!
— Это же правда.
— Неправда! — возразил Меркел. — Дом стоит на своём месте и будет стоять. Я лично стоял на ступенях, где Разрушители вероломно напали на своего отца!
— Прям на ступенях? — Ан ухмыльнулась. А эти фанатики нашли неплохой выход. Действительно, кому нужна правда, когда можно назвать тем самым местом любую точку на земле? Интересно, какую из руин они объявили священной?
— Клянусь всеми добрыми делами Прародителя! — Меркий торжественно поднял ладонь и коснулся сердца. — Чтобы меня разразил огонь его гнева!
— Хорошо, я тебе верю, — Ан пожала плечами. Всё равно ей не переспорить. — Только тебе неземная благодать не помогла. Где твой отряд?
Маркий опустил голову и снова потёр пустую глазницу.
— На нас напали презренные дикари и бандиты, когда мы направились к Мосту. Я и мой брат Имет сумели сбежать от них, но они догнали нас… А дальше… дальше…
— Понятно. Вы шли мимо бетонных домов-башен, да? Вдоль реки и старых высохших каналов?
Меркий кивнул.
— Откуда ты знаешь?
— Там самый короткий путь от Трёх Холмов до Моста, — подумав, ответила Ан. — Там слишком много путников. А где много путников, будут и эти… бандиты, короче.
Она замолчала. С утра Ан уже сказала гораздо больше, чем за весь предыдущий месяц. Даже язык устал от непосильной работы. Кел, почувствовав её раздражение, оскалил клыки и направился к святоше. Тот вздрогнул и попятился. Ан закатила глаза и отправила Кела вперёд, проверить путь до Цистерны.
— А куда ты всё-таки идёшь? — долго молчать Меркий не смог. Ан представила, как разбивает ему голову, и стало легче. Как никогда она была рада своей маске. Обычно пустая личина скрывала её слабости: растерянность, усталость, любопытство. Личина устрашала. Всегда страшнее видеть плоский кусок железа вместо лица. В разговорах с людьми в поселениях, Ана снимала внешнюю личину и оставляла маску-респиратор. Так было легче: респиратор оставлял иллюзию защищённости и дистанции от окружающих. Она так свыклась с железной личиной, что мысль показать кому-то своё изрезанное шрамами лицо казалась немыслимой. Это даже хуже, чем снять доспехи и пройтись мимо врагов голой.
Она усмехнулась. Теперь маска скрывала то, как её шрамированные щёки кривились от раздражения. Меркий был ей ещё нужен. Ну, не зря же она тратила на него огонь-камень! И терять возможность перейти через Мост не хотелось. Это сократит путь на несколько недель.
— На тот берег, — коротко ответила она.
— Можно мне с тобой? — оживился Меркий. Ан поморщилась. Долго же он подводил к этому вопросу. Нет бы сразу прямо спросить!
— Нет, — Ан не выдержала и спустила часть раздражения. На лице Меркия отразился ужас. Она улыбнулась. Что ж, шансы заморыша дойти до моста резко возросли.
— Но… но я…
— Ты со мной уже полдня, ешь мою еду и приседаешь на мои уши. Если бы я не хотела, чтобы ты со мной шёл, я бы бросила тебе болтаться в петле.
Меркий с шумом выдохнул.
— Я… я… — он снова попробовал запахнуть рваную рясу. Ан эта суета начала раздражать. Кого он тут стесняется? Её? Эта мысль едва не заставила её хохотать. Как будто у него под тряпками есть что-то, чего она не видела.
— Не помри до Моста и всё, — Ан оглянулась. Не нравилась ей эта тишина. Город со дня смерти Прародителя был необитаем. Те, кто пережил катастрофу, покинули его в ту же ночь. Теперь в руинах обитали только изгои, преступники, сумасшедшие, выродки, банды… Ну, ещё серые твари. Они эффективно регулировали численность здешних двуногих. В такой дождь они наверняка выползли на поверхность. Они любят дождь.
Когда их маленький отряд наткнётся на серую тварь — вопрос времени.
Ан оглянулась на Меркия. Будь она одна, она бы дошла до Моста ещё сегодня. Кел сыт и полон сил. Можно было бы сесть на него и сократить часть пути. Но с обузой в виде простого человека, будет хорошо, если они уложатся в два-три дня. И совсем отлично будет, если висельник не обойдётся ей слишком дорого. Не надо было сразу тратить на него огонь-камень. Подумаешь, что он скоро погас бы…
А, чего жалеть. Что сделано, то сделано.
Меркий несколько мгновений таращился на неё с неприкрытым ужасом. Перспектива снова умереть привела чернорясого в ужас.
— На нас нападут?!
— Ага, — кивнула Ал. Солнце уже поднялось высоко. Скоро они подойдут к Цистерне. Она запрокинула голову. Дождь почти иссяк, серые облака истончились, а положение солнца можно было узнать по светлому пятну на хмари. Дорога стала хорошо видна, Ан даже смогла заметить впереди круглую серую крышу Цистерны.
— Кто? Когда?! — Меркий начал нервно оглядываться и постарался встать поближе к ней.
— Понятия не имею. В любой момент.
— Люди?
— И они тоже, — Ан замедлила шаг. Они подходили к старому перекрёстку. На столбах ещё висели чёрные фонари с разноцветными колпаками. Здесь заканчивались дома-ульи, и начинались руины городских заводов. Кел поджидал их впереди на осыпавшейся кирпичной стене. Потом, поняв невысказанную просьбу хозяйки, зверь бесшумно спустился на дорогу и скрылся в руинах.
— Что случилось? — немедленно зашумел Меркий. Он нервно озирался, пока они пересекали перекрёсток. — Они? Нападут?!
— Заткнись, — Ан схватила его за шиворот и встряхнула. Меркий испуганно заскулили и, к её облегчению, наконец-то перестал ныть. — Будешь шуметь — брошу. Всё понял?
Святоша истово закивал. Ан разжала руки и отвернулась.
— Тогда идём.



6
К Цистерне они подобрались через руины старого заводского цеха. Всё, что тут было ценного, давно вынесли или сломали. Местами на толстых балках ещё оставались ржавые металлические листы, а на бетонном полу - проржавевший станки или крепления от них. Над головами висели просевшие крыши, капала вода и свисали остатки проводов. Меркий держался рядом с ней, чуть ли не держался за её плащ, шумел и путался под ногами.
Перед выходом к Цистерне Ан велела спрятаться за остатками внутренней перегородки. Меркий, досмерти перепуганный, пристроился рядом.
Вернулся обогнавший их Кел. Ан посмотрела на его поведение. Зверь был спокоен. Значит, никого живого он не нашел.
— Что это? Это какой-то храм? — не выдержал молчания Мерекел. Он не понимал, что происходит, чего они ждут и нервно перебирал пальцами. Ан внимательно оглядела пустое пространство впереди. Вроде бы и правда никого.
— Цистерна это, — пробурчала Ан. Насколько же сильно она отвыкла от живых людей? Её хотелось стукнуть святошу по голове. Он отвлекал её своим пустым трёпом и не давал сосредоточиться на действительно важных вещах.
— А она…
— Заткнись.
Цистерна была одним из немногих зданий в Городе, которое не развалили, не разворовали и всячески оберегали. Во многом потому, что она стояла в самой глубине руин, куда доходили только те, кто знал Город и неписанные правила этого места.
Цистерна качала из-под земли воду, очищала и пускала течь по трубам водопровода. Сами трубы давно полопались, а те, что остались, без ухода заржавели, заросли и выпускали из себя вонючую жижу. Но около самой Цистерны можно было набрать свежей воды.
Никто не знал, почему Цистерна до сих пор работает. Никто не знал, сколько она ещё будет работать. Если она сломается, случится катастрофа: если кто-то и знал, что там внутри, и как оно работает, он точно не придёт сюда и не будет чинить источник воды для бродяг и оборванцев.
Несколько минут Ан ждала. Меркий дышал ей в ухо и мешал. Кел начал нетерпеливо бить по земле хвостом. Ан не видела ничего подозрительного. Круглое серое здание стояло посреди площади в окружении ржавых остовов из стальных балок. В сумраке дождя они были похожи на остовы чудовищ.
Никакого движения.
Ан решила, что нет смысла ждать.
— Идём, — она поднялась. Кел чувствовал её беспокойство, и шёл, низко опустив голову. Меркий нервно прятался у Ан за спиной и шумно дышал.
Они без проблем пересекли пространство перед выбитыми воротами Цистерны. Заходить внутрь или нет? Ворота-то одни. Ан скосила взгляд на Кела. Тот был спокоен.
Она, придержав Меркия, заглянула внутрь. Никого.
— Ты что-нибудь видишь? — испуганно прошипел Меркел. Точно, для него же внутри царит полная темнота.
— Нет, — отмахнулась Ан и зашла внутрь.
В Цистерне она настороженно огляделась. Ан была готова мгновенно отреагировать на любое движение, левая рука крепко сжимала пистолет. Но внутри никого не было. По крайней мере, Ан не видела и не чувствовала никаких запахов, что могли издать живые существа. Меркий, не способный видеть в темноте, нервно держал её за локоть и дёргался от каждого звука.
Света в Цистерне всегда было мало. Лампы под потолком и около агрегатов выломали и разбили. Да и толку-то от них, электричества в Городе давно нет. Насосы находились где-то под землёй, и сюда доносился их тихий гул. Ан иногда задавалась вопросом, почему они до сих пор работают и что их питает.
Одна из труб треснула прямо посреди широкого внутреннего зала. Вода из неё промыла узкое глубокое русло прямо в полу. Получившийся ручеёк уходил под дальнюю стену, где вытекал наружу через промоину в стене.
— Оно работает? — выдохнул Меркий. Ан ничего не ответила и молча опустила клевец. Её не покидало ощущение неправильности. Цистерна была заповедным местом. Конечно, если тебя вздумали убить или сожрать, она не поможет. Убьют и сожрут. Но… она была особым местом. Тут не было принято устраивать засады. Напился — всё, иди дальше… Ан никак не могла описать свои ощущения словами. Что-то здесь было не так.
— Работает, — она убрала пистолет. Ан привыкла доверять своим ощущением. Чем бы она не чувствовала приближающиеся проблемы, этот орган её ещё никогда не подводил.
— Это чудо!
— Наука, — автоматически поправила Ан. Это — наука. Достижение навсегда ушедшего мира. На мгновение ей стало грустно.
— Можно пить? — хрипло спросил Меркел.
— Да. Осторожней, она холодная, — Ан подставила под поток воды свои фляги. До Моста хватит. Потом она отошла, уступая место святоше, перехватила клевец и медленно обошла остатки машины управления. Она не понимала, для чего она тут стоит, что на ней написано, и на самом ли деле ей поставили сюда для управления механизмами. Оно всегда тут стояло, время от времени в нём что-то щёлкало. Наверное, оно нужено для работы цистерны. Удивительно то, что за все эти годы эти аппараты не разломали.
Меркий склонился над разрывом в трубе и с шумом пил. Потом набрал в ладони воды и принялся умываться. Ан повернулась к нему спиной. Кел тихо обошёл чернорясого и принялся ворошить гору мусора.
Ан прошла вокруг пультов. Ну, не просто же так у неё волосы дыбом под шлемом встали! Что-то не так. Или просто не выспалась?
Она оглянулась на Меркия. Тот скрючился над промытой в бетонном полу лужицей и пытался отмыть ноги. Кел смотрел на него из темноты горящими глазами. Ан опустила клевец и ещё раз оглянулась.
Всё в порядке.
Она разозлилась, сняла маску и глубоко вздохнула. Пахнет сыростью, немного пылью, влажным бетоном и чем-то сладким.
Сладость.
Почему пахнет сладким?
Ан оглянулась в поисках источника запаха и подошла к тому, что сначала приняла за наваленный около внутренней стены мусор. Она растормошила эту кучу концом клевца.
То, что она приняла за гнилые мешки и мусор, оказалось телом в тряпках. Человек лежал на животе. Тощие конечности безвольно отозвались на удары клевцом Несомненно, этот человек мёртв и давно.
Ан присела около трупа. Это был мужчина, в старом стальном панцире и пыльной одежде. Пожелтевшие, словно восковые, пальцы сжимали дробовик. Дробовик Ан понравился. Хороший, аккуратно покрашенный и очищенный от ржавчины Да и огнестрел в последние годы стал попадаться ей всё реже и реже. В новом мире мало кто знал, как делать такое оружие и снаряды к нему. У неё самой осталось всего пять патронов в магазине. Ан подняла оружие покойника и покрутила его в руках. Хорошее. Взять с собой? Без них от дробовика пользы не больше, чем от дубинки. Можно, конечно, продать на том берегу, но до туда ещё надо дойти. Возможно, у покойника что-нибудь осталось. Это было бы неплохо. С ней бесполезный груз, а защищаться будет проще.
Отложив дробовик, Ан обшарила труп. В сумке нашлось ещё два десятка зарядов в старых пластиковых гильзах и дюжина в бумажных скрутках. Порох не отсырел, что здорово подняло ей настроение. Ан сняла с покойника его сумку и запихнула в неё содержимое его карманов. Вряд ли ему понадобятся спички и эти два ножа.
Потом её внимание вернулось к дробовику. Ан взяла его в руки. Тяжелый. Она отодвинула цевьё и нахмурилась. Один заряд в патроннике. Непорядок. И гильз на полу нет. Ан перезарядила оружие. Ещё раз. Ещё, пока на бетонный пол перед ней не выпал шестой патрон. Дробовик был полностью заряжен. Шесть зарядов в пластиковых гильзах. Покойник не защищался перед смертью. Непорядок. Почему он вообще умер?
Она собрала патроны, присела перед телом и присмотрелась к нему внимательней. Теперь оно полностью захватило её внимание, и Ан с трудом верилось, что какое-то ружьё смогло отвлечь её внимание от такого покойника.
Мертвец выглядел свежим. По крайней мере, не вонял. Она приподняла маску. Да, почти не пахнет. Но несмотря на первое впечатление свежести, труп пролежал здесь уже изрядное количество времени. Он не портился, а желтел и усыхал. В Цистерне не было сыро, но и сухим это место не назвать. Ан перевернула покойника концом клевца. Одежда цела, панцирь тоже. От чего он умер? Отравился водой? Он бы так хорошо не сохранился. Сам умер? Да нет, вроде молодой ещё, лет тридцать на вид. От чего же он тогда тут сдох? Почему те, с кем он пришел, не забрали оружие и сумку? Если он пришел один, зачем он это сделал? Ан не выдержала и зажгла фонарь. Кел, почувствовав её беспокойство, оставил Меркия и подошел к трупу.
— Всё в полном порядке, малыш… Всё в порядке, — Ан ещё раз осмотрела тело. Только теперь в ярком свете она заметила на его желтой коже круглые отметины.
Она выругалась, схватила сумку с патронами покойника и вскочила на ноги.
— Священник, иди сюда! — Ан выскочила из-за агрегатов. Меркий по-прежнему плескался в луже под трубой. При звуках её голоса он спешно одёрнул подол рясы и прикрыл свой голый зад. Ан подбежала к нему и резко оттащила от лужи.
— Ты чего?!
— Всё, пошли, — она перекинула ему сумки и осторожно подошла к луже. Нимфа должна быть где-то здесь. Размеры водоёма для них не важны, им следа от ботинка хватит, проклятым тварям, главное, чтобы вода текла, а не стояла.
— Что случилось? — прохрипел Меркий.
— Ничего, — Ан присела около лужи. Вроде никаких признаков нимфы. Возможно, она ещё сыта. Но как тварь пробралась сюда? Это же Цистерна! Ан не в первый раз пересекает Город, и ещё не раз не видела здесь серых тварей…
А впрочем, почему бы и нет? Это место как место. Даже удивительно, что порча пробралась сюда так поздно.
На дне лужи что-то мелькнуло. Ан напряглась и перехватила клевец. Раздался тихий звон от переминающихся на железной решётке пола лап Кела. Обострившийся слух Ан уловил под ними плеск воды. Под полом тоже вода.
— Уходим, немедленно, — она снова заметила тень. Сегодня альтруизмом она заниматься не будет. Разве что напишет на стене, что внутри нимфа. Если чернорясый сдохнет, то она зря потратила огонь-камень и своё драгоценное время.
— Что-то случилось? — продолжил отвлекать её Меркий.
— Пока — ничего, — она, не оборачиваясь, отступила от лужи. — Тут серая тварь. Не смотри на воду.
— Тварь Разрушителей?! — завопил Меркий.
— Да! Заткнись! — Ан на мгновение оглянулась на него и толкнула рукой в плечо. — Не шуми!
Нимфе хватило этого мгновения.
Взгляд Ан снова скользнул по вытекающей из трубы воде. На поверхности воды появилось лицо. Против воли она присмотрелась к текущей воде, чтобы проверить, не показалось ли. Взгляды нимфы и Ан встретились, и она поняла, что попала в ловушку.
Какая же она дура! Так легко попалась!
Через мгновение все мысли пропали из головы. Нимфа улыбалась. Сердце отозвалось теплом. Нимфа стремительно обретала плоть. Нежные, ласковые голубые с искорками глаза светились на милом круглом лице, а мягкие тёплые пальцы погладили Ан по лицу и обняли за шею. Ан остатками своей свободной воли почувствовала скрип когтей о латный воротник..
Нимфа была ей рада. Нимфа хотела помочь ей. Нимфа даст отдых и радость. Если позволить ей поцеловать себя, то Ан испытает невероятное счастье. Это конец её долгого пути. Конец всех забот и лишений. Это — счастье.
В глубине души шевельнулся маленький червячок ярости.
Ан положила ладони на руки нимфы и позволила ей опрокинуть себя в воду.

@темы: Нихилени