02:47 

"Сон в летнюю ночь", глава 9

ведьма Мирланда
Название: Сон в летнюю ночь
Автор: Мирланда
Размер: макси
Категория: джен (+ гет, возможно, слеш как неосновные линии)
Жанр: фэнтези, мистика, детектив
Рейтинг: NC-17
Краткое содержание: В маленьком провинциальном городке около железной дороги происходит чудовищная трагедия: убиты все обитатели дома и их гости. Убиты жестоко и без причины. Слухи об этом таинственном деле разносятся мгновенно, и в город стягиваются служители закона, охотники за головами, шарлатаны, а так же группа ищеек ордена Кинереси, высланных расследовать безнадёжное дело подальше от устроенного ими скандала.
Примечание: почётный приз "самая трудная глава" переходит главе 9.

Обзорам:

глава 9

Марка лежала на кровати и обнимала подушку. От жара пересохло горло и губы, веки набухли и слипались, стало трудно дышать. Свет солнца падал прямо на стену над её кроватью, и от него болели глаза.
— Попей, золотце, — ласковые руки убрали волосы со лба и приподняли её над кроватью. Марка с трудом поймала губами поднесённую чашку и сделала глоток. Она жадно выпила всё до последней капли, но облегчения питьё не принесло. Она упала обратно на подушку. Те же белые руки поправили одеяло.
— Как она? Лучше? — голос наставника Гиттервальда срывался от волнения. Ей даже стало его жалко.
— Пока так же.
— Что же это за проклятие! — её лоб накрыла большая ладонь. Наставник гладил её по голове, и она поворачивалась вслед за ней. Его рука была удивительно прохладной.
— Почему это лекарство не действует?!
— Должно подействовать, вот-вот. Она его только-что выпила.
— Рею и Дивлету уже лучше! А эти двое горят!
— Как Вит?
— Так же. Ан, я так больше не могу!
— Успокойся, ты её напугаешь.
— Я сам уже напуган, знаешь, как? Почему все четверо-то?!
Марке стало жарко. Она потянула на себя простыню и попыталась перевернуться.
— Посмотри, что с ней, — наставник взял её на руки и сел с ней на кровати. Марка прижалась к нему. Наставник был прохладным, от него пахло лекарствами и немного табаком. Он тихо бормотал на ухо слова колыбельной и покачивал её из стороны в сторону. Марка уткнулась лицом ему в плечо.
— Успокойся. Ей сейчас станет лучше, я знаю.
—Да что ты знаешь!
— Видишь, на ней появилась испарина. Сейчас будет лучше.
Марка действительно почувствовала, как её раскалённое тело стало немного остывать. Наставник положил её обратно на кровать и накрыл тонкой прохладной простынёй. Марка с трудом раскрыла слипшиеся от жара веки. Анвель сидела рядом с Виттом у соседней кровати и пыталась его напоить лекарством. Марка вздохнула и закрыла глаза. Раз ему тоже дали лекарства, то всё будет в порядке. Наставник ещё несколько раз погладил Марку по голове и поцеловал в лоб. Он был весь прохладный, и она огорчилась, когда он отошёл к Витту.
Зато вернулась Анвель и снова дала ей воды.
— Как ты?
— Плохо… Ан, почему я болею?
— Потому что не ела кашу, вот почему.
— Не правда. Мы из школы шли без шапок, хотя старик велел идти в них.
— Не называй Гила стариком, — устало вздохнула Анвель. — Он не старый.
— А ты — старуха, — Марка зачем-то хихикнула.
— Я сейчас обижусь и перестану тебе сниться.
— Прости пожалуйста, — Марка протянула руку, и Анвель послушно вернула ладонь ей на лицо. Марке даже стало немного жалко, что это сон. Нет, болеть она не хотела. Тогда они действительно были маленькими дураками и решили назло старику снять шапки зимой. А потом, когда все четверо слегли с пневмонией, навсегда запомнили. Но вот вернуться в детство, когда мир ограничивался школой, домом и постоянным брюзжанием наставника, хотелось. — Ан, почему мне снится, как я болею?
— Откуда я знаю? — проворчала оракул. — Это твоя голова.
— Моя? Хм. Значит, я могу тут делать всё, что захочу? — Марка представила, как жар спадает и действительно, стало легче. Она перевернулась на бок и взяла в ладони руку женщины. — Ан, ты мне снишься или ты правда явилась ко мне во сне?
— Не знаю. Возможно и то, и другое.
— Если ты просто снишься, это плохо. Ты сможешь ответить только так, как думаю, что ты могла бы ответить.
— Даже если бы я явилась к тебе сама, только Господь мог бы дать гарантии, что твой разум не искажает мои слова и не заставляет говорить тебе то, что ты хочешь от меня услышать.
— Тогда, если ты мне правда снишься, отправь через наставника телеграмму нам, — Марка перевернулась обратно на спину. Тело от лежания онемело. Она чувствовала себя то ребёнком, то взрослой девушкой. Последнего быть, разумеется, не могло, иначе бы она не поместилась в свою детскую кровать, которую наставник сколотил ей из старых досок. При каждом движении кровать скрипела и покачивалась, а когда Марка стала помещаться на ней с согнутыми коленями, вовсе развалилась.
— Почему ты мне вообще приснилась? Раньше такое только дома случалось.
— Ты очень напугана после встречи с демоном и хочешь совета. Может быть, из-за этого? — предположила Анвель.
— Да, — Марка повернула голову. Наставник Гиттервальд сидел около кровати Витта и пытался того напоить. Какой Витт был забавный, когда был маленьким! До четырнадцати он был просто долговязым нескладным подростком, а потом внезапно начал быстро расти. Наставник боялся, что его кости не выдержат такого быстрого роста и ещё больше боялся, что старший воспитанник с такими костями будет по-прежнему лезть в каждую драку.
Славное тогда было время. Из всех бед самая страшная – это плохие оценки в школе и ремень старика. И у Анвель тогда был не такой прокуренный голос.
— Ан, что мне делать с демоном? Сжечь этот дом?
— Демоны в домах просто так не появляются.
— Да, я знаю. Но делать-то надо сейчас. Демон убил тех двух мужчин.
— Тебе виднее. Уверена, что он?
— Он, да. Но я не понимаю, откуда демон взялся. Он появился после того, как убили семью Кадеров? — Марка сжала ладонь Анвель. Колени начало покалывать. Значит, скоро она всё-таки проснётся. А ей так хотелось остаться в этом сне подольше.
— Я не знаю, милая.
— Или до? Кто та женщина? Почему я её постоянно вижу? Она когда-то жила в этом доме? Но Джуша жил там со своей женой долгие годы.
— Возможно, если не родственница, то работница.
— И они как-то её обидели?
— Демоны не появляются просто из-за обиды. Для этого нужно много боли и смерть в конце.
— Хм… Возможно, какой-то конфликт и несчастный случай? — Марка погладила Анвель по ладони. Жаль, что это не реальность. Она скучала по детству… той его части, когда в нём появился Гиттервальд. Наставник их любил, пусть и по-своему, как может любить человек, сам выросший без семьи.
— Или убийство. Не забывай, для появления демона нужна смерть.
— Но с Кадерами никакие другие убийства не связаны. И даже если в доме поселился демон, то… Хм, — мысль ускользала. — Как всё узнать? Дивлет считает, что нам надо раскрыться. А я ничего не понимаю. Нам придётся не искать убийцу, а выяснять, откуда взялся демон. Он ведь мог убить и Кадеров, верно?
— Верно. Тебе не нравится версия про советника Кэпле?
— Я боюсь, что нам не хватит сил его обвинить.
— Но это очевиднейшая версия.
— Верно. Но тебе всё-равно ничего не получится сделать.
— Ты о чём?
Лицо Анвель исказилось. Вместо неё над Маркой стояла маленькая некрасивая женщина с застывшей улыбкой узких бледных губ. Женщина гладила её по голове. Марка хотела было закричать, но онемела от ужаса. Грудь сжало, солнце и светлые стены изменились. Во мраке маленькая женщина подняла топор и ударила её обухом по голове.

Марка проснулась. Витт лежал рядом на краю кровати. Во сне он перетянул на себя одеяло. Сквозь неплотные шторы просачивался свет. Должно быть, уже поздно. Она осторожно переползла через Витта. Марка достала из чемодана штаны и нацепила их под рубашку. Одеваться полностью было лень. Мышцы горели, словно намедни она обегала пешком все окрестности и взобралась на гору. Марка кое-как расчесала волосы — много волос так и остались на щётке из-за чёртового демона, — скрутила их в узел и подошла окну. Внизу на площади разгружали телегу перед банком, тащили какие-то ящики от почты и ставили палатки местного рынка, где-то вдали пробил время колокол дома молитвы. От этого звука Марка вздрогнула и вспомнила всё произошедшее ночью в доме Кадеров. Идиотская была идея лезть туда ночью, когда демоны особенно сильны. Конечно, откуда они знали, что там действительно чертовщина? И наставник Огл. Видение старика, пытающегося разрушить узор событий встало перед глазами. Что это? Обман? Какая-то ловушка демона? Или правда? Тогда наставник замешан в появлении демона. Но как? Знал, кто убийца? Или он просто дурак и думал, что сам сумеет найти убийцу или изгнать демона? Всё возможно. Нужно будет спросить Рея, он всё знает.
Марка подтащила к подоконнику стул, потом взяла свой блокнот и карандаш. Жаль, что она не записала всё сразу. Непростительная ошибка, а она уже давно не ребёнок. Что, если она забудет что-то важное? Потом придётся расхлёбывать.
Впрочем, самое важное забыть невозможно.
В доме Джуши Кадера поселился демон. Марка понятия не имела, кто та некрасивая немолодая женщина с раной на груди, но, определённо, она как-то связана с семейством. Возможно, нянька или помощница. Или родственница? Её убили вместе с Кадерами? Нет, немолодой женщины среди убитых не было, если только местные почему-то её не скрыли. Но это совершенно невозможно, потому что информатор ордена местный житель и он бы отметил точное количество трупов… Но почему демон появился только теперь? Почему он появился только после смерти Кадеров? Или и до этого тоже буйствовал?
Марка совсем запуталась. Придётся срочно выяснять, кто именно эта женщина.
И постоянные видения маленькой улыбающейся девушки. Кто это? Возможно, жена Джуши. Но почему она постоянно видит её и не видит, например, Умии или самого Джуши? Почему она улыбается?
Ещё одна загадка.
За мыслями о демоне она чуть не забыла о наставник Огле! Зачем этот тупой чурбан решил испортить следы на месте преступления? И ведь испортил! Марка так и не поняла, что из увиденного ею случилось в прошлом, что придумал демон, а что испортил наставник. Ей бы помощь более опытного и сильного видящего. Или просто опытного. Марка с испорченными следами сталкивалась только один раз во время учёбы. Делать это сложно и долго, а расплата — потеря Глаза. Единственный, кто мог путать следы и не опасаться гнева Господа, был их старый мастер Иумел, посвятивший обучению видящих всю жизнь. И то, даже этот уверенный в своей правоте и вере старик каждый раз чуть ли не плакал.
Зачем наставник Огл рискнул? Что может быть для видящего такого, ради чего он готов потерять такой дар? Страх? Любовь? Тупость? Или что-то ещё?
Марка себе такого представить не могла. Хотя нет, могла. Например, чтобы спасти от опасности своих парней или наставника Гиттервальда, она бы согласилась. Со слезами, но согласилась. И каждую секунду вспоминала, как страшно кричал Рей, когда его Глаз закрывался.
Она опёрлась о подоконник и рассеяно оглядела площадь ещё раз. Внизу проехала коляска. Марке не мгновение показалось, что в ней мелькнула большая круглая голова с длинной белой косой. Она видела тень советика Айе, но совершенно не поняла, что это за человек. Ни единого отголоска мысли и ощущений. К чему им готовиться? Снова вопрос. А ребята ждут от неё чётких ответов.
Скрипнули пружины матраса. Витт с шумом потянулся и сел.
— Как ты? — Марка оглянулась на него. Витт пригладил растрёпанные серые волосы и коротко улыбнулся. Лицо было в порядке, зато на плечах за ночь появились несколько синяков, один вокруг чёткого следа человеческих зубов.
— Кто это тебя?
— Ты.
— Я? — Марка опешила. — Как? Когда?
— Ты, ты, — Витт ссутулился и широко зевнул. — Не беспокойся, это царапина. Лучше скажи, что за чертовщина там творилась у Кадеров. Точно демон? Что он с тобой делал?
— Ничего особенного. Ты видел его? — Марка подошла к кровати.
— Типа того, — Витт откинул одеяло в сторону и похлопал по матрасу рядом с собой. Марка послушно села.
— Как он выглядел? Ты видел что-то определённое?
— Да. Ребёнка.
— Ребёнка? Уверен? Что он делал?
— Говорил что-то про то, что его мамаша злится. Потом ты орать начала, и стало не до него.
— Мать? — Марка задумалась. — Слушай, Витт, ты гений.
— А то. Что надумала?
— У Кадера первая жена год назад пропала! Мать его детей другая женщина, она пропала год назад, и он женился на этой Кэрил! Мать! Мать этих детей!
— И… что?
— Это всё меняет! Нужно срочно поднять Дива! — Марка от избытка чувств схватилась за укушенное плечо. Витт с раздражением стряхнул её руку и пошёл будить остальных.

Дивлет и Витт сходили вниз за завтраком — сухой хлеб, сыр, несколько кексов — и расселись за одним из столов. Марка коротко ещё раз рассказала все события прошедшей ночи.
— Вы понимаете, что это значит? Это их мать! Вот кто стал демоном!
— Первая жена Джуши? — уточнил Рей. — Ты считаешь, что их мать превратилась в демона?
— Да!
— А это вообще возможно? Ну, убийство, демон, всё такое… Рей, ты умный, как это может получиться? — Дивлет перевёл взгляд с сестры на Рея. Тот пожал плечами.
— Да я про демонов никогда и ничего не читал. Ты сам знаешь, как к этому совет относится.
— Но всё же?
— Ну… не знаю, — Рей принялся задумчиво крошить в тарелку остатки кекса. — Все появления демонов обычно связаны со страданиями жертвы, и проявляются после её смерти.
— Нож в груди не похож на долгие мучения, — встрял Витт.
— Неизвестно, что с ней творилось перед смертью. Возможно, какие-то душевные страдания были, — отмахнулся от него Рей. — Может быть, какие-то неприятности в семье, муж нашёл любовницу или дети от рук отбились. Но меня смущает другое. Если она умерла в доме, то убить её могли только домашние
— То есть, кто-то в доме убил первую жену, и она осталась в доме демоном, — уточнил Дивлет. Марка налила всем троим ещё чая. Когда они обсуждали дела, мальчики сильно шумели. От их гомона у неё начинала болеть голова, и она старалась не встревать.
— Да!
— Нет, не сходится. Она же мать всех детей Джуши, верно? — покачал головой братик.
— Верно.
— Тогда как она допустила, чтобы их убили? Она же их мать!
— Демонов нельзя мерить человеческой логикой, — возразил Рей. — Возможно, она не сочла их смерть важным событием. Возможно, даже поспособствовала, ведь они к ней присоединились, раз Витт говорит, что видел ребёнка!
— Всё-равно, это притянуто за уши. Мули видела убийцу, она была напугана. И превратившаяся в демона мёртвая мать её не защитила? — Дивлет покачал головой. Рей только возмущённо отвернулся. Марка его понимала. Про демонов никто из них ничего толком не знал, если не считать пары детских сказок и того, что дом с демонами надо сжечь. Совет за известия о демонах и отстранить от работы мог, и даже отобрать звезду. — И про Айви Кадер мы ничего не знаем, — продолжал Дивлет. — Только то, что она пропала год назад, тело не нашли, и Джуша очень горевал.
— Так сильно, что сразу же притащил в дом молоденькую девицу? — пробурчал Витт. — Ну, прям безутешное горе.
— Мы вообще про отношения в семье Кадеров ничего не знаем, — огрызнулся Дивлет. — Рив не счёл нужным опросить родственников.
— Значит, придётся опрашивать нам.
— Может быть, нам раскрыться? — предложил Рей и тотчас же под взглядами остальных вжал голову в плечи. — Что я такого сказал? Да, совет велел нам расследовать дело негласно, но обстоятельства чрезвычайные. В деле замешан настоящий демон, приближённые короля и наставник Церкви! Вы трое знаете, что нужно делать с демоном?
— Сжечь дом, осветить землю, засадить деревьями и оставить лет на пятьдесят стоять так, — пробурчал Витт.
— Вот. Что будет, если местные сожгут дом?
— Лучше будет, если мы его сожжём? Ты хоть представляешь, как именно нас выебет совет, если у нас в отчёте хотя бы мельком проскользнёт, что в деле замешана какая-нибудь чертовщина?
— Див прав, — кивнула Марка. — Пока мы ничего не можем сделать.
— И что тогда нам делать? — Рей развёл руками. — Собирать сплетни, прикидываясь просто любопытствующими?
— Хотя бы.
— Есть ещё одно, — Марка подняла руку. Ребята замолчали. — Дом пытался сфотографировать старик. Нам нужно его найти.
— Уверена? Рив сказал, что дом фотографировать не стали, — встрепенулся брат.
— Да. Кое-что снять он успел.
— И как вы будете искать? — пробурчал Витт.
— Как обычно, — Дивлет поднялся со своего стула и взял в руки куртку. — Мать, ты пойдёшь со мной, а вы двое оставайтесь тут.
— Почему я должен остаться? — привычно возмутился Витт.
— Потому что Рея одного оставлять не стоит. Если мать права, что наставник Огл как-то замешан в убийстве и пытался замести следы, он может поднять против нас людей.
— Как будто я смогу защитить этого хромого от толпы!
— А Мать можешь, что ли?
Витт просто отвернулся. Див тронул её за плечо. Марка кивнула и прикрепила к пучку шляпку. Они засиделись здесь без дела.

Пайшах Керс сидел на своём месте внизу и со скуки листал конторскую книгу. Желторожий изогнулся так, что казалось, не падает только из-за подпирающей лицо руки. В баре посетителей не было, новых постояльцев тоже. Заметив спускающихся постояльцев, Керс выпрямился, потянулся, и изогнулся в другую сторону.
— Утреца вам, значит. Выпить не желаете?
— С утра? — Дивлет прошёл было мимо пайшаха, но Марка его удержала. Керс пребывал в странном возбуждённом состоянии. Она не очень понимала, что именно произошло, но пайшах был взволнован и даже… обрадован? Он радовался, что опасность прошла и что-то случилось. Опасность? Какая? Марка разозлилась сама на себя. Снова она не может ничего понять!
— А что такого? И сейчас уже не утро, — пожал плечами желторожий.
— Лучше чая, — Дивлет оглянулся на Марку. — Крепкого.
— Это можно, — пайшах вразвалочку сходил за бар и принёс чайник со спиртовкой и чашки. — Извольте. Ради дорогих гостей — всего двадцать звёзд.
Протестовать против такого грабежа Див не стал, к тому же Марка сразу же взяла стакан в руки. Интерес и волнение пайшаха стали ещё ярче. Вот будет смешно, если просто окажется, что эта жёлтая рожа нашла себе ещё пару таких же для размножения и теперь радуется.
— Вы долго спали, — не то обвинил, не то похвалил Керс. Он разлил чай по стаканам и уселся напротив них.
— Мы долго сюда ехали, — пожала плечами Марка. — И весь день на ногах. Устанешь тут!
— Бывает, — не очень одобрительно согласился Керс.
— Что слышно в городе? — не стал тянуть Дивлет. Марка согласно булькнула в чай. В конце концов, у кого приезжим узнавать сплетни, если не от управляющего гостиницей?
— Ооо! — желторожий широко ухмыльнулся. — Светлейший граф прислал сюда советника Айе для расследования убийства!
— А кто он?
— Оууу, — пайшах значительно покачал головой. — Очень важная персона. Личный друг светлейшего дан Магнуса. Граф его очень любит. Не хотите спросить, есть ли в расследовании важные успехи?
— И у советника уже есть какие-нибудь успехи?
— А то! — Керс ухмыльнулся. — Он поймал убийцу.
Дивлет оглянулся на неё. Марка молча цедила чай. Вот и выяснилось.
— И кто же это? — спросил он.
— Миту Гемел, работник Джуши. Он украл у него из кассы месяц назад сотню лин из кассы, и Джуша его выгнал и рассказал всем о воровстве. С тех пор Миту никуда не брали работать, и он, как говорит своетник Айе, убил его семью из злости.
— Быстро же он решил эту загадку, — значит, граф решил защищать советника. Марка допила чай и поставила стакан перед собой. Тем быстрее им нужно связаться с советом ордена. С графами и королевскими советниками пусть разбираются сами.
— Ответы всегда проще, чем нам кажется, — пробормотала она в повисшей тишине Марка. Керс довольно ухмыльнулся.
— А то! Да простит мне Господь мои слова, но наш рив для таких дел совершенно непригоден. Он славный человек, но слишком уж мягкий. Самому ему такое дело никогда бы не разгадать… А как ваша работа? Нашли вашего должника?
— Пока нет, — Марка со вздохом изобразила разочарование. — Похоже, если он и был в вашем городе, уже сбежал. Теперь нам снова придётся узнавать, как он себя назвал.
— И много он украл у ваших хозяев, что вы за ним так бегаете?
— Лучше не спрашивай.
— Объявили бы награду, как все.
— И признаться, что у них свистнули миллион? — Марка покачала головой. — Кто им деньги понесёт-то?
Керс согласно хмыкнул и поправил фитиль спиртовки. В этот момент баш с гомоном ввалилась компания перегонщиков скота. Они сразу же потребовали внимания желторожего, и они с Дивлетом решили, что пора уходить. Брат допил чай и выложил на стойку медяки.
Марка на мгновение задержалась около достающего стаканы пайшаха.
— Керс, у вас в городе есть фотограф?
— Фотограф? — Пайшах почесал затылок и нахмурился. Толстая кожа у него на лбу собралась в складки. — Фотографа нет. Но у доктора Фейта есть фотографическая коробка. А вам зачем?
— Наш друг художник. Он собирает разные интересные виды, и мы решили, что ваши ему в коллекцию подойдут.
— Наши? — желторожий искренне удивился. — Ну… даже не знаю. Спросите доктора Фейта, его аптека прямо за почтой. Он за пару монет не откажется вам помочь.
— Благодарю, — Марка вышла из гостиницы и догнала брата. Они спустились по крыльцу, махнули рукой Рею в окне и двинулись к почте.
— Как ты думаешь, это он?
— Разумеется, это не он, — раздражённо передёрнула плечами Марка даже не уточняя, кого именно она имеет ввиду.

Телеграммы с почты ушли быстро. Девушка на приёме перечитала их послания вслух, но, не обнаружив никаких тайн или сплетен, всё-таки отбила. Теперь срочное сообщение ценой в целых две лины попадёт через несколько часов в руки лично наставника Гиттервальда. А уж он, Марка не сомневался, поднимет на уши всю их обитель и половину ордена.
После они свернули за угол почты и углубились в город. Аптека доктора Фейта стояла чуть дальше, чем обещал желторожий. Маленький жёлтый домик внешне ничем не выделялся из ряда других, только ограждал от улицы его редкий невысокий палисад, а не глухой забор. Над калиткой висела простая жестяная вывеска с баночкой. Внутри аптеки всё было светло и чисто. Стены маленького магазинчика на первом этаже закрывали стеклянные шкафы с бутылочками и банками с разными травами. Всё, как всегда. В приоткрытую дверь за стойкой виднелась настоящая аптекарская комната, где в стеклянных шкафах стояли уже не такие красивые коробки и старые банки. Сам аптекарь, маленький седой человечек, сидел на высоком табурете перед огромными весами за стойкой и пинцетом переставлял маленькие гирьки.
— Добрый день, — Марка вдохнула запах лекарств и спирта. Ей понравился этот запах. Возможно, видения её обманывают, но её глаз утверждал, что доктор Фейт неплохим человеком, который если и продавал своим пациентам дешёвые конфеты под видом чудесных лекарств, то не так уж и часто.
— Добрый, — аптекарь был не молодым маленьким человеком с совершенно белыми волосами и короткими бабками. На душе у него было не спокойно. Эта темнота внутри него резко выделялась на фоне общей тишины и света лавки. Словно кто-то посреди прекрасного розария накидал кучу дохлых крыс. — Мы с вами не знакомы. Вы хотите купить что-то готовое или сделать заказ?
— Нам мазь от синяков, — Марка оглянулась на брата. Дивлет встал чуть позади неё и кивнул. — И немного личный вопрос, мастер Фейт.
— Надо же! Что ж, милая барышня, задавайте, — старик улыбнулся, но Марка почувствовала, что никакой радости он не испытывает. И он слишком пристально оглядывается на брата у неё за спиной. — Мне рассказали, что вы ищете у нас в городе некого должника. Наверное, хотите спросить про него?
— И да, и нет. Мы узнали, что вы имеете фотографический аппарат. Это правда?
— Да, вас не обманули. Хотите сделать снимки? Честное слово, вы выбрали странное место для фотографирования. Вы же откуда-то с севера? Там и проще, и дешевле!
— Не совсем, мастер, — Марка переглянулась с Дивом. Тот покачал головой, мол, продолжай ты. — Видите ли, мы занимаемся неофициальным расследованием… недавней трагедии.
Аптекарь вздрогнул и едва не выронил свой пинцет. Марка почувствовала его страх. Он боялся их и хотел выставить за дверь, но боялся ещё кого-то сильнее, чем них.
— Что вам от меня надо? — тихо спросил аптекарь.
— Вы пытались снять место происшествия.
— Увы, молодые люди, я был вовремя остановлен наставником Оглом.
— Вам не удалось сделать ни кадра? — не выдержал Дивлет. Марка пнула его ногой в голень. От его вопроса доктору стало ещё хуже.
— Нет, не удалось!
— Но нам сказали, что вы всё же кое-что успели!
— Кто вам это сказал? — аптекарь зло посмотрел на них. — Зачем вы врёте?
— Однако, этот человек абсолютно уверен, что вы сделали, по крайней мере, несколько снимков первого этажа.
— Вздор! Этот невежда не пустил меня дальше порога, а потом чуть… — старик замер. — Кто вам сказал это? Его имя?
— Мы не можем назвать его, доктор…
— Но он же…Он же умер.. — аптекарь выронил из рук пинцет. Инструмент со стуком упал на пол, но старик не спешил его поднимать. Марка почувствовала его панический страх… а ещё его понимание, кто перед ним. Она закрыла глаза. Доктор их боялся. Его душа стала похожа на трясущийся заячий хвост. Он уже сталкивался с орденом Кинереси и видящим… И этот видящий ему в чём-то не поверил. Она увидела его страх быть не услышанным и принятым за лжеца. Марка молча зашла за стойку, подняла пинцет и положила его рядом с доктором. Потом вернулась на своё место.
— Вы поможете нам, мастер Фейт?
— Да, разумеется, я помогу вам, — аптекарь быстро кивнул и сполз со своего табурета. — Располагайтесь, прошу вас. Я сейчас принесу пластины. Они в подвале, лаборатории… — Марка отчётливо услышала его страх. Он понимал, что перед ним видящая девушка, но не мог побороть страх, что ему не поверят. Откуда это? Он уже сталкивался с орденом? Определённо, да. Но не в этом городе. Скорее всего, он сюда приехал откуда-то с севера.
— Что это с ним? — пробормотал Дивлет.
— Нас раскусили, — просто ответила Марка. — Не подавай виду, незачем его пугать ещё больше.
— Как это — раскусил?
— Догадался, что у меня есть Глаз.
Старик вернулся через несколько минут.
— Вот, только вчера доделал их, — он положил на прилавок чистый лист бумаги, а на него полудюжину стеклянных пластин размером с ладонь. Дивлет взял одну в руки и посмотрел на свет. Марка заглянула к нему через плечо.
— Это их гостиная.
— Да, это гостиная и труп бедной Кэрил. А вот это, — он протянул им следующий снимок, — кухня, это тела бедных девочек с первого этажа, а это подвал и тело Умии. Я решил, что возможно, это пригодится для следствия.
— Вы абсолютно правильно решили, — согласилась Марка. — Почему вам не дали снять второй этаж?
— Вмешался наставник Огл.
Опять этот старик.
— Почему?
— Он считает, что фотографирование — это богохульственное и вредное для души действие, — пояснил доктор Фейт. — Он пригрозил мне отлучением от церкви.
— У него нет на это никакого права, — удивилась Марка. — Он простой наставник.
— Однако, он вполне может отказаться впускать меня в дом молитвы… Он очень уважаемый человек, и может выжить из города любого, кто недостаточно благочестив на его взгляд. А я уже слишком стар, чтобы снова… куда-то переезжать.
— Понятно, — Див бегло просмотрел пластины — Вы можете напечатать их? У вас есть бумага?
— Увы, сейчас нет, — старик развёл руками. — Будет только через два дня с почтой. Я единственный фотограф на весь город, и бумага быстро заканчивается.
— А как же наставник Огл? Он не против?
— Ну, он, видимо, считает, что живых осквернить этим нельзя.
— Подождите, — Марка нахмурилась. — Вы говорите, что вы часто фотографируете горожан?
— Я бы не сказал, что мои услуги пользуются популярностью. Это хобби, к тому же снимки весьма дороги…
— Нет, я не об этом. Вы же снимали семью Кадеров?
Старик нервно сглотнул.
— Верно, приходилось.
— Вы можете показать мне Айви Кадер?
— Портрет Айви КАдер? — доктор задумался. — Возможно есть. Пороходите, я покажу вам мой архив, — доктор поднял конец стойки и пригласил их внутрь.
Ящики с пластинами доктор Фейт хранил в небольшом чулане за магазином. Он суетливо подтащил лестницу и достал картонную коробку с полки.
— Вот, тут должно быть… — он перебрал ярлыки пластин. — Я снимал для графа наш праздник цветов в прошлом году. Почтеннейший дан Манус изволил лично посетить нас… Вот оно! — старик вытащил бумажный пакет и положил его на небольшой стол около проектора. — Подождите ещё минуточку, он разогреется… Подождите!
Доктор Фейт вставили пластину в проектор и снял чехол с лампы. На выбеленной стене между полкамипоявилось изображение. Марка узнала крыльцо дома молитвы. В честь праздника его украсили гирляндами из лент и цветов, а на выстроившихся на ступенях женщинах и девочка были нарядные платья и венки. Марка сразу узнала наставника Огла и вчерашнюю жену советника.
— Вот это Айви и Мули, во втором ряду, третьи с краю. Это хор девочек, которым руководит наставник Огл., — доктор Фейт для верности подошёл к стене и показал на женщину и её дочь.
— Я вижу, — Марка узнала Айви, хотя жёстком выходном платье и соломенной шляпке женщина выглядел даже моложе своих сорока лет. В этой круглолицей улыбающейся женщине было сходства с измученной тенью в дешевом платье с раной на груди. Зато Мули, с похожей на Айви плотной фигурой и широким лицом, казалась старше сверстниц. Угрюмая девочка с оттопыренной нижней губой откровенно скучала.
— Что случилось с Айви? — тихо спросила Марка. — Она так уж бесследно пропала?
— Да. Год назад, в начале весны. Буквально… через несколько дней после праздника цветов, — кивнул доктор Фейт и вернулся к аппарату. — Она отправилась к родителям… они живут в нескольких милях от города, вверх по ручью. Она пошла пешком, и до дома не дошла. Через в городе около одного из мостов нашли её платок, а ниже по течению – шляпку.
— Тело не нашли?
— Нет. Рив с добровольцами прошлись чуть ли не до границы графства, ничего не нашли. Её объявили погибшей. Джуша очень убивался из-за её смерти.
— И женился на Кэрил.
Доктор пожал плечами.
— Не мне его судить. Наставник Огл благословил этот брак. Он считал, что детям нужна мать.
— У вас есть фото Кэрил?
— Да, разумеется, — аптекарь достал из пакета пластину и аккуратнов вставил её в проектор. — Вот, это праздник в этом году. Мули стоит там же, рядом с ней Кэрил.
На этот раз Мули выглядела гораздо лучше. Девочка в материнской шляпе с цветами широко улыбалась. Она стала ещё крупнее и толще с прошедшего года. Она на голову возвышалась над сверстницами. Мачеха рядом с ней выглядела бедной подружкой. Невысокая невзрачная женщина с унылым мышиным лицом смотрела в камеру с натянутой улыбкой. Марка её тоже узнала. Это была та женщина с безумной улыбкой, что постоянно являлась ей в доме Кадеров.
— Она выглядит больной.
— Кэрил? Она не была больна, по крайней мере, у меня она покупала только снотворное.
— У неё были проблемы со сном? — спросил Дивлет. Марка встала около проектора и закрыла глаза. Что ж, она теперь точно знает, что Айви Кадер убили и убили дома. Похоже, именно так она превратилась в демона…
На мгновение Марке показалось, что изображение на стене пришло в движение. Дети стали переминаться с ноги на ногу, матери их одёргивать. Ей показалось, что она не в маленьком чулане без окон, а на дорожке перед домом молитвы. Наставник Огл спустился на гравий и подошёл к невысокому полному мужчине с длинной белой косой на плече.
— Я же говорил, а вы мне не вреили, — наставник сложил руки поверх своего белого фартука.
— Это не проблема. Всего час, и они вылетят из города вперёд ногами.
— Возможно… стоило бы преподать урок для тех, кто ещё пожелает идти против воли светлейшего графа.
— Возможно, это стоит мне решить. Так или иначе, они уйдут.
Они двинулись мимо Марки к гостинице на другой стороне площади. Следом за толстяком шли ещё трое людей…
— Ма, ты тут? — брат тронул её за руку. Марка вздохнула. Видение пропала, а она стояла посреди комнаты рядом с раскалившимся проектором с закрытыми глазами. Она улыбнулась и подняла веки.
Перед ней стояла Айки Кадер. Айви Кадер не отбрасывала тени. Айви Кадер была старой и измученной. Её лицо гневно дёргалось, кровь из раны на груди заливала дешёвое ситцевое платье. Марка испуганно отступила на шаг. Свет проектора проходил через демона. Айви подняла руку и указала прямо на неё.
«Как ты хочешь мне помочь? Ты врёшь!»
— Нет, я не вру! Мы пытаемся сейчас…
Воздух в лёгких внезапно закончился. Марка схватилась за горло. Айви появилась прямо перед ней и прокричала.
«Ты соврала!»
— Нет! — прохрипела Марка. Дивлет схватил её в охапку и кричал. Доктор Фейт бегал вокруг стола.
Айви Кадер наклонилась над Маркой и распахнула огромный рот с чёрными зубами.
«За вами пришли!»
— Он…
«Ты соврала! Вы уйдёте!»
— Никогда!
В лёгкие с шумом влетел воздух. Марка закашлялась и повисла на руках брата. Айви метнулась к стене. Штукатурка под лицом Кэрил взорвалась. Мужчины вздрогнули, а Дивлет выхватил из-под куртки револьвер.
— Нам нужно вернуться в гостиницу, — пробормотала Марка. — Ребята в опасности.
— Что?
— Немедленно! — Она поднялась на ноги. Аптекарь в растерянности стоял около стеллажей с пластинами и прижимал к рукам пакет с пластинами Кадеров. Тихо гудел проектор.
— Доктор Фейт, спрячьте все пластины с Кадерами и их домом и никому не отдавайте, пока мы за ними не придём сами.
— Простите? — старик испуганно посторонился.
— Просто оставьте все пластины у себя. Никому не отдавайте их. Особенно наставнику Оглу.
— Наставнику?! — они втроём поднялись обратно в аптеку. — Он?..
— Придёт за ними сегодня. НЕ отдавайте, — Марка пожала ему руку и выбежала на крыльцо.
— Мать, подожди! — Див выбежал следом и схватил её за руку. — Что случилось?
— Айе пришел за ребятами. Нас кто-то сдал.

@темы: "Сон в летнюю ночь"

URL
Комментарии
2015-02-04 в 20:09 

alaknog
Умное и серьёзное выражение лица — это ещё не признак ума! Улыбайтесь чаще, господа(с) // Ленивец чешуйчатый(с)
Интересно. опасности работы алколитов Инквизиции в автономке

Я думал демон "работает" только в рамках места своей смерти, ан нет.
А что вообще тут демон и откуда он получается?
И почему начальство будет сильно ругаться, если у них тут демон наблюдается?
Особенно если "и боженька, и сатана время от времени лезут в дела людей и являются научно доказанными фактами"(с)ты.

А еще возник вопрос за Глаз. Вернее глазоносцев.
Беглые псайкеры владельцы работающего Глаза вне структуры Церкви?
Ну и заодно тогда спрошу про проклятых культистов "проклятых культистов". Всмысле от местного сатаны никаких подарочков не всплывает, по аналогии с Глазом?

Почему, кстати, глава получила переходящий титул?

Ну я опять, да?

2015-02-20 в 23:26 

ведьма Мирланда
alaknog, за опечатки спасибо, мой верный читатель. Правда, я исправлять их буду во время капитальной вычитки, когда допишу весь сюжет. А то снова скачусь в шлифовку пары первых глав и застряну :facepalm:

Я думал демон "работает" только в рамках места своей смерти, ан нет.
А что вообще тут демон и откуда он получается?
И почему начальство будет сильно ругаться, если у них тут демон наблюдается?
Особенно если "и боженька, и сатана время от времени лезут в дела людей и являются научно доказанными фактами"(с)ты.

Демоном обзывают злого духа. Это может быть душа разумного существа, которая почему-то после смерти не отправилась дальше, или какой-нибудь озверевший невидимый дух.
Начальство не любит такие дела, потому что их трудно документально зафиксировать, демоны малоизучены и относительно легко изгоняются сжиганием дома и церковными обрядами. А храмовники тоже люди, и если относиться к демонам лояльно, то появится неограниченная дыра для взяточничества (" выноватых нет, доказательств нет, дом сожжён, а на золотой унитаз глава группы сам честно накопил").

А еще возник вопрос за Глаз. Вернее глазоносцев.
Беглые псайкеры владельцы работающего Глаза вне структуры Церкви?
Ну и заодно тогда спрошу про проклятых культистов "проклятых культистов". Всмысле от местного сатаны никаких подарочков не всплывает, по аналогии с Глазом?


Честно говоря, про местного сотону я пока не слишком продумала. Местная религия получается смесью христианства и зороастризма. Бог вроде бы безусловно главный, но при этом его всемогущество почти не демонстрируется и эпических вмешательств в историю в духе Исхода он не творит.

Беглые псайкеры есть, но их очень мало. Особенность Глаза в том, что львиная доля видящих - неприспособленные к жизни на воле дивнюки и фиалки, которые сами по себе не выживут, а их дар очень быстро разобьётся о реальность. И вольный видящий рано или поздно сталкивается с тем, что мир несправедлив, люди - сволочи, а ему, чтобы выжить, нужно тоже стать сволочью. У церковных в этом плане психика более устойчива в том плане, что они помогают людям, а господь милостив и мелкое прегрешение простит, и они меньше психуют переживают.
Глаз вообще во многом зависит от внутреннего состояния своего носителя. Можно душить младенцев с полной уверенностью, что совершаешь благое дело, освобождая их невинные души от грешного мира и сохранять Глаз, а можно наступить на хвост кошке и умереть от угрызений совести. Как-то так.

URL
2015-02-23 в 22:58 

alaknog
Умное и серьёзное выражение лица — это ещё не признак ума! Улыбайтесь чаще, господа(с) // Ленивец чешуйчатый(с)
или какой-нибудь озверевший невидимый дух

О, тут и духи есть?

Начальство не любит такие дела, потому что их трудно документально зафиксировать

Хммм, странные эффекты и трупы - трудно? Или они обычно не так гуляют?

А храмовники тоже люди, и если относиться к демонам лояльно, то появится неограниченная дыра для взяточничества (" выноватых нет, доказательств нет, дом сожжён, а на золотой унитаз глава группы сам честно накопил").

И никаки х исследований? Всмысле на тему "подселить куда надо (а это мы оборону государства повышаем да-да)"?

Ну не принципиально, мир твой, твои демоны)

2015-03-12 в 00:31 

ведьма Мирланда
О, тут и духи есть?

Ну... дух - это что-то вроде нематериально сущности: души людей, оформившиеся в какие-то сущности эмоции людей, какие-то ошмётки Творения. Демоны - это искажённые какими-то сильными негативными эмоциями души людей, а остальные интересны только редким специалистам и богословам (последние вообще действуют в духе "нихрена не понимаю, сам не видел, но логические игры указывает на это")

И никаки х исследований? Всмысле на тему "подселить куда надо (а это мы оборону государства повышаем да-да)"?
Исследования есть, но есть три фактора:
- крайняя редкость демонов и их вмешательств в жизнь людей
- злоупотребления храмовниками демонами в прошлом с целью получить на лапу/не копаться в деле
- наступивший местный век реализма и научно-технического прогресса, когда говорить про демонов среди образованных и/или элит стало дурным тоном, мол, всему есть рациональное объяснение.

Исследования есть, но они проводятся энтузиастами-видящими, поддержки со стороны более приземлённых товарищей не получают, а Марка и ко их не изучали, потому что придерживались общего мнения "демонов не существует"

URL
   

Дом на болоте

главная