01:43 

"Сон в летнюю ночь", глава 8

ведьма Мирланда
Название: Сон в летнюю ночь
Автор: Мирланда
Размер: макси
Категория: джен (+ гет, возможно, слеш как неосновные линии)
Жанр: фэнтези, мистика, детектив
Рейтинг: NC-17
Краткое содержание: В маленьком провинциальном городке около железной дороги происходит чудовищная трагедия: убиты все обитатели дома и их гости. Убиты жестоко и без причины. Слухи об этом таинственном деле разносятся мгновенно, и в город стягиваются служители закона, охотники за головами, шарлатаны, а так же группа ищеек ордена Кинереси, высланных расследовать безнадёжное дело подальше от устроенного ими скандала.


Обзорам:

Глава 8

Когда брат и Рей ушли, Марка решила отоспаться перед ночной вылазкой. Они не раз так поступали, когда приходилось работать под вымышленными именами, а её Глаз оставался единственным доступным источником информации. Витт уселся у дверей. На предложение лечь с ней он пробурчал, что нет настроения. Настаивать она не стала и быстро заснула.
Ей снова снился дракон. На этот раз сон оказался мимолётным кусочком чреды странных видений, в которых лились реки крови, а маленькая некрасивая и невзрачная женщина сидела на большом диване с окровавленной грудью. Её голова покачивалась из стороны в сторону, а губы замерли в странной грустной улыбке. Потом она внезапно сминалась в кровавое месиво — и Марка видела превращающуюся в птицу Анвель и усталого наставника Гиттервальда.
Когда она проснулась, то с трудом могла вспомнить, что она вообще видела. Дивлет и Рей уже вернулись и тихо переговаривались с Виттом в их комнате. Когда она вышла, ребята замолчали.
— Как ты? Хорошо спала? — осторожно спросил брат. Часы за его спиной показывали час ночи.
— Да.
— Ты кричала во сне.
— Правда? А что кричала? — Марка не помнила, что ей снилось. Ещё мгновение назад она думала, могут ли быть увиденная ею кровь и играющие в самодельные игрушки дети отголосками случившийся трагедии и стоит ли ей их записать, как всё стёрлось.
— Просто кричала. Тебе кошмар приснился?
— Вроде того, — Марка нахмурилась, но не вспоминания не вернулись. — Это преступление на меня плохо влияет.
— Тебе всегда от трупов снятся кошмары, —возразил Витт. Он уже был в куртке и проверял свой карманный фонарик. Эта маленькая чёрная приблуда была всем хороша, только электричество в ней бралось от постоянного вдавливания ручки внутрь. Марка его за это — и постоянный скрип в процессе! — терпеть не могла. — В прошлый раз по-другому было, что ли?
— Тебя только спросить забыла, — она расчесала пятерней волосы. — Ребята, вы всё ещё готовы идти со мной?
— Наши планы изменились.
— Что случилось?
— Приехали люди графа, в наши дела влез твой наставник…
— Он не мой.
— Однако, у него Глаз. Так что временно он побудет «твоим». Так что не уверен, что нам стоит разделяться.
— А что нам делать? Я не смогу вам ничем помочь, если не попаду в дом.
— Пока это слишком опасно.
— Зачем мы графским? Мы представились охотниками за вознаграждение, и им будет достаточно запретить риву и доктору общаться с нами, чтобы не рассматривать нас как конкурентов. Пока мы не раскрылись, нам незачем их опасаться.
— Однако, раскрываться придётся очень скоро, — брат выглядел уставшим. Марке стало его жалко. Она слышала отголоски его эмоций: злость, раздражение, обида на совет и страх, что он не справится, примет неправильное решение, из-за которого они все пострадают.
— Поэтому нам нужно действовать. Если повезёт, и Господь будет милостив, я увижу, что произошло в ту ночь, то мы сможем быстро найти убийцу и вернуть дело совету.
— А если не увидишь?
— Хоть что-нибудь, да увижу.
—Что, если соседи заметят свет и поднимут тревогу?
— Мы возьмём потайные фонари, к тому же все окна в доме закрыты ставнями, я сама видела.
— А если там будет охрана?
— Тогда мы вернёмся домой.
— А если…
— Что-то случится со мной?
— Да! Что, если туда вернёшься не только ты, но и убийца?
— Со мной будет Витт.
— А если он не справится? Он убил уже четверых взрослых и сильных мужчин.
— Ну… — Марка нахмурилась. — Я не знаю, как тебе это объяснить, но не вижу возвращающегося сегодня убийцы.
— Он может в любой момент передумать.
— Я увижу опасность для нас, и мы быстро уйдём.
Брат покачал головой. Марка видела его сомнения и его страхи. И его понимание, что раз кто-то пытался затереть следы в доме убитых, он может закончить своё дело.
— Если ты пообещаешь не рисковать, то я вас отпущу.
Марка легко дала это обещание. Оставшиеся сборы заняли ещё полчаса. Марка переплела волосы и надела старое синее платье. После нескольких приключений ему пришлось отрезать подол почти до колена, и днём она бы не решилась показаться в нём на глаза людям. Но для ночной вылазки оно подходило почти так же хорошо, как штаны. Витт отнёсся к походу проще и просто выкинул из карманов всё лишнее, а вместо него положил круг патронов для револьвера и свой фонарик.
Они вышли через чёрный ход, пока единственная на всю гостиницу уборщица закрывала ставни бара, а пайшах Керс (он же управляющий, он же регистратор, он же бармен) пытался выпереть на улицу двух железнодорожных инженеров.
До дома Кадеров Марка и Витт шли вслепую, без фонарей. Электричество в городе было мало, и на улицы его не хватило. Фонари горели только около вокзала и банков. Остальной город освещался в лучшем случае фонарями над заборами некоторых домов. Но им в темноте было даже лучше. Стоило Марке закрыть глаза, и улица впереди высвечивалась яркими цветами и эмоциями. Вот тут прошёл разгневанный отец, чьи дети сбежали от домашней работы. Вот тут незадолго до заката проехала телега с мучащимся похмельем возницей. Витт ничего этого не видел и крепко держал её за руку. Он не в первый раз шёл, полагаясь на её Глаз, и его больше беспокоили время от времени просыпающиеся псы, да возможность встретиться у дома с убийцей.
Засов калитки легко отодвинулся ножом. На участке ориентироваться оказалось гораздо сложнее, чем на улице. Тут всё было смешано и непонятно. Она почти физически ощущала запах крови. Утешало только то, что никого постороннего рядом с домом, кроме них, не было. Соседи глубоко и крепко спали. Марка даже отсюда чувствовала страх женщины, с которым она засыпала.
Дом никто не охранял. Марка увидела на крыльце свежие следы трёх мужчин. Они спорили, и, как только опустился закат, дружно ушли.
Пока Витт длинной отмычкой ковырял замок, Марка прислушалась к следам во дворе дома. Она не очень надеялась увидеть что-то важное. Даже если убийца и испытывал какие-то особые эмоции, когда уходил, его след давно скрылись под десятками следов горожан. Ей чуть не стало плохо от нахлынувшего человеческого страха и жгучего любопытства.
Тихо щёлкнул замок.
— Там есть кто-нибудь?
— Нет.
Витт достал свой фонарь и со скрипом вдавил рычаг внутрь. Неяркий свет выхватил из темноты путь.
Она вошла в прихожую следом за Виттом. По привычке она начала касаться мебели, и вздрогнула, когда коснулась стойки для тростей. Она увидела полного человека с длинной белой косой. Он входил в дом в сопровождении высокого мужчины и женщины. Охранники? Или помощники? Или и то, и другое? Беловолосый остановился у тростей и с удовольствием принялся разглядывать одну из них. На вид она была совсем невзрачная, но вызвала у беловолосого жгучий интерес.
— Графские тут уже были.
— Уверена?
— Да, — тени пропали среди других следов. После убийства тут побывало полгорода, не меньше. Люди переставляли вещи и мелкую мебель, рылись в тряпках, несколько человек спёрли по мелочам: статуэтки, вазочки и серебряные вилки. Но ничего связанного с ночью убийства она не видела, только реки крови.
Убедившись, что окна на первом этаже действительно закрыты ставнями, Витт взял с кухни керосиновую лампу и зажёг фитиль. Дом озарился мягким жёлтым светом.
— Ну, как ты там? — Витт вернулся в гостиную и поставил лампу на обеденный стол. — Видишь что-нибудь?
— Не особо, — Марка прошлась вдоль стен. Вот оно, то самое пианино, которое ей так запомнилось. На нём действительно много играли: слоновая кость под крышкой пожелтела и стёрлась от частых нажатий. Марка провела пальцем по клавишам и услышала отголоски детских песен и смеха. Ещё мелькнуло видение маленькой женщины и двух испуганных мужчин, но оно почти мгновенно пропало.
Диван напротив музыкального инструмента сначала показался ей малозначительным. Но она всё-равно коснулась пальцем резного подлокотника и вздрогнула от навалившегося на неё страха. Она захрипела и пошатнулась. Витт мгновенно оказался рядом и подхватил её под руки.
— Что случилось?
— Ничего страшного, просто… — Марка вспомнила схему, которую перед выходом показывал ей брат. На этом диване нашли тело Кэрли Кадер. Если верить следам крови, здесь же её и убили.
Витт разжал руки. Марка осторожно коснулась дивана ещё раз. На этот раз всё оказалось по-другому. Диван как диван. На нём сидели гости, играли дети. Мелькнуло видение маленькой невзрачной женщины, которая села в угол дивана и со счастливой улыбкой запрокинула голову. Марка ухватилась за это видение — и на неё обрушились реки крови и боли. Маленькая женщина со смехом подняла топор. Она же села на диван и расправила на коленях юбку в красных пятнах. Её лицо залито тёмной кровью, а белые зубы блестят в свете маленькой свечи. Она счастлива, ведь наконец-то сделала всё, что от неё требовалось.
— Я… — Марка опёрлась на руку Витта. Она уже жалела, что решилась явиться в такое место ночью. Она не верила в чертовщину и другую чушь, но в доме было что-то неправильное. Она не могла объяснить словами причину своего страха. Это было похоже на чьё-то присутствие. Марка так чувствовала рядом с Анвель. Это было ощущение старшего человека, который за тобой пристально наблюдает и видит, к чему приведёт любой твой поступок. Но Анвель была доброй, а тот, кто наблюдал за домом, был далеко не так благожелательно настроен к Марке.
Внезапно её пробил холодный пот. Что, если она чувствует убийцу? Что, если он скрыл своё присутствие от неё? Что, если он рядом?
— Будь осторожен, — Марка вздрогнула и тотчас же попыталась себя успокоить. Чтобы про Глаз не говорили, убийца им обладать не сможет. Для этого нужно быть самым страшным безумцем, в городе Кэсль сумасшедших не было, а ближайший дом умалишённых находился в пятидесяти милях отсюда.
Нет, она определённо накручивает на себя. К тому же её дар весьма силён, а мастерство она оттачивала под руководством десятка признанных мастеров ордена. Её странные ощущения просто от того, что она боится покойников.
Около стола она обеденного стола. Перед глазами мелькнула немолодая женщина с ножом в груди. Снова! Что это значит? Единственная убитая женщина была молода, почти её ровесница. Откуда тут другая? И нож в груди. Почему именно нож в груди, когда всех убили ударами топора?
— Подожди, — Марка взяла лампу и вышла на кухню. После короткого поиска она нашла, что искала. Столовые лежали в отдельной картонной коробочке. Кухонные лежали в ящике под мойкой. Два больших для разделки мяса, хлебный, рыбный, маленькие для овощей, несколько старых лезвий без ручек.
— Что случилось?
— Подожди, — Марка достала один из мясных. Деревянная ручка, длинное прочное лезвие с острым концом. Она закрыла глаза, но ничего не увидела.
— Что случилось? Что это?
— Похоже, этим ножом убили женщину.
— Какую?
— Не знаю. Взрослую.
— Вроде бы одну только убили. И Рей сказал, что ножом её не трогали. Он сам её осматривал.
— Знаю. Но всё выглядело очень ярко.
— Может быть, тебе показалось?
— Несколько раз? Тут убили женщину ножом. Вонзили прямо в грудь.
— Великая Кин, что тут творится-то?
Они вышли в столовую комнату. Див убедился, что шторы закрыты и поставил лампу на пианино. Марка осталась стоять на пороге. В комнате было что-то странное, что ей не нравилось. Это было ощущение какой-то… даже не опасности. Снова, словно за ними наблюдает другой могущественный видящий. Но против обыкновения, Марке стало не спокойно, а страшно от такого внимания.
— Витт, ты ничего не чувствуешь? — она поставила лампу обратно на стол. Парень не ответил. — Витт?
Она оглянулась и поняла, что осталась одна. Витта нигде не было. Кухня пуста, дверь в подвал закрыта. Входная тоже. Да и куда он мог деться, когда она стояла в арке между кухней и гостиной?
— Витт, прекрати! Мне страшно! — она нервно оглянулась. — Витт, пожалуйста!
За окнами шторами гостиной внезапно появился яркий свет. Марка подошла к окну около пианино и отодвинула тяжёлую занавесь. С этой, северной стороны, ставни были сделаны на медланский манер, из зажатых в деревянной раме планок. Ставни распахнулись, и Марка увидела во дворе женщину. Она не сразу поняла, что не так. Двор тонул в темноте, а женщина была яркой, словно на неё падал солнечный свет. Женщина была уже не молода. Под бумажным платьем топорщились мягкие бока. Она просто стояла посреди двора и смотрела прямо на Марку.
— Вы кто?
Женщина словно впервые заметила Марку. Её взгляд пробежался по лицу девушки. Ответа не последовало.
— Вы тут жили? Кто вы? Что тут случилось? Вас убили?
Последний вопрос нашёл отклик. Женщина вздрогнула и раскрыла рот. Марка не слышала, что она говорит. Женщина безмолвно шлёпала губами, внезапно её лицо исказила гримаса боли. Руки с маленькими пухлыми пальцами рванули бумажное платье вместе с грудью женщины. Появившаяся из раны река крови окатила Марку с головы до ног. Тишину разорвал протяжный вопль «Уходи!» Она не удержалась на ногах и упала.
— Витт! — Марка почувствовала, как что-то схватило её руки и ноги и потащило. — Отпусти меня! Я тебе ничего не сделала!
Её вздёрнуло над полом гостиной и закрутило. Невидимые ладони постоянно били её, а перед взглядом мелькали странные картины: маленькая женщина на диване, её голова сминается под невидимыми ударами, мужчина тащит за шиворот ребёнка лет восьми и бьёт её палкой, снова маленькая женщина сидит на диване, полная женщина с разорванной грудью и распухшим лицом покойницы…
— Я ничего не сделала тебе! Оставь меня! Я могу помочь!
Движение прекратилось. Марка повисла над полом лицом к пианино и спиной к подвалу. Руки держали её за шиворот и за волосы. Она ясно видела вокруг себя следы крови. Тело на диване. Пятна крови прямо под столом. Два тела за стеной. Сверху смерть и боль. За спиной послышались тяжёлые шаркающие шаги. Что-то встало у неё за спиной и принялось тяжело дышать. Около пианино появилась фигура старого тощего человека в фартуке наставника. Он зажёг свечи и положил на крышку пианино книгу. Потом сложил руки в молитвенной позе и… следы убийств стали смазываться и пропадать. Кровь под столом исчезла, а остальные следы смешались.
— Это он да? Он пытался скрыть следы, да? — прохрипела Марка. Сопение за спиной стало угрожающим. — Я его накажу. Я докажу, что он навредил тебе, только не убивай. Если я умру, то не смогу тебе ничем помочь.
Сопение прекратилось. Раздался топот десятков ног. Тот, что стоял позади, схватил её и принялся бить.

Витта дом не впечатлил: дом как дом. Ничего необычного, если не считать залитой кровью мебели. Да и убийство. Печально, конечно, но его больше беспокоила возможность возвращения убийцы, а не степень его чудовищности и мёртвые дети. Детей жалко, конечно. Хотя дети не ангелы господни. Он на своей шкуре знал, какими гадёнышами бывают детишки, особенно в стае. Да даже чистые и ухоженные, пока родители не видят, превращаются в маленьких ублюдков. Но это хорошо исправляли пиздюли взрослых… Нет, детей, определённо, жалко. Кто знает, чтобы из них выросло. Вон Рей был несносным говнюком, а вырос — и стал вроде бы ничего.
Витт повертел в руках нож, на который казала марка, и кинул его на место.
— Мать, ты…
Марка пропала. Витт вздрогнул вздрогнул и выбежал в гостиную. Марки тут не было. Он поднял фитиль лампы, но это не помогло. Он стоял посреди пустой гостиной.
— Мать, ты где?
Он выбежал на кухню, заглянул в нижнюю спальню и чулан. В подвале и на втором этаже тоже её не было.
— Ма, ты где?!
Марка как сквозь землю провалилась. Витт в ярости взревел. В голове билось паническое «Не уследил!» Он подбежал к входной двери и распахнул её. Плевать на всё, плевать на соседей, плевать на совет и их чёртово «инкогнито»! Что, если с ней случится беда?!
За дверью оказалась непроглядная темнота. Свет лампы не развеивал её. Прямо перед Виттом в этой темноте стоял маленький мальчик. Он был раздет ко сну, длинная рубашка покрыта тёмными пятнами, а к груди он прижимал уродливого самодельного медведя. Голова ребёнка была пробита тяжёлым, один глаз и лоб провалились внутрь.
— Меч Кинереси, да охрани меня, — Витт судорожно коснулся рукой лба и сердца.
— Ты пришёл с тётей? — спросил мальчик приподнял голову и указал рукой куда-то за спину Витта. Он не посмел оглянуться. — Забери её, мама злится.
— Да пошёл ты, — Витт хотел было пнуть чудовище, но не сумел оторвать ногу от пола.
За его спиной закричала Марка.
Витт без раздумий развернулся и кинулся обратно в гостиную. Марка висела в воздухе около лестницы в подвал. Её ноги болтались в почти полумере над полом. Невидимый держал её за волосы. Девушка покачивалась в воздухе, по лицу текли слёзы и смешивались с капающей из носа кровью.
— Мать, — Витт не мог отвести от неё взгляда. Это его Марка или нет? Или это новая чертовщина?!
Девушка всхлипывала. Её глаза безумно вращались и метались из стороны в сторону.
Со стороны лестницы на второй этаж послышался топот. Десятки ног пробежали сверху вниз и пронеслись по комнате. Раздался далёкие хохот и плач в сотню голосов. Витт испугался. Он взревел и схватил с подставки одну из тростей и кинулся к Марке. Тело девушки изогнулось, и невидимый демон швырнул её. Мать с диким криком упала прямо на Витта.
Они покатились по полу. Марка ударила его ногой в живот и укусила за руку. Он с трудом поднялся на четвереньки. Марка с воем и плачем билась на полу и пыталась расцарапать себе лицо. Витт прижал её к груди и сжал так, чтобы она не могла до себя дотянуться. Он бормотал молитвы и хотел то ли чтобы она быстрее очнулась, то ли чтобы у него хватило сил её удержать. Наконец, через бесконечность, Марка затихла и уткнулась лицом ему в плечо. В потухающем свете керосиновой лампы она выглядела очень несчастной. Витт осторожно разжал руки и погладил его по волосам. В ответ Марка подняла голову. Она была вся в крови.
— Ты в порядке? — тихо спросил Витт. Взгляд малышки теперь был не безумным, а растерянным. Она кивнула. Потом огляделась.
— Куда они делись?
— Отправились к чертям, — Витт не знал, о ком спрашивала малышка, но надеялся, что кто бы это не был, он там.
— Я… — Марка влезла руками к нему под куртку и принялась шарить по карманам. — Где фонарь?
— Левее.
Марка достала фонарь и вдавила рычаг. Сил ей не хватало, и вместо прямого луча получался пунктир, который выхватывал то кусок стола, то потолок, то посудный шкаф, то диван, то тёмный проём спуска в подвал. Марка напряглась, словно ждала опасности, но ничего так и не случилось. Дом умолк, и чтобы тут не происходило, оно прекратилось. Марка опустила фонарь и заплакала.
— Ты чего? — Витт погладил её по голове. Её волосы растрепались, коса выпала из узелка на затылке и теперь постоянно попадала под его руку.
— Так…
— Ты идти можешь?
— Да… Я вроде цела.
Витт перехватил её за подмышки и рывком поднялся на ноги.
— Тогда валим отсюда.
Марка кивнула. Витт потушил керосиновую лампу и взял у Ма фонарь. Они вышли на террасу и прикрыли дверь. Здесь снаружи было тихо. Весь поднятый ими и демонами шум соседей не разбудил. Или они не решились высунуться из своих кроватей. Они пересекли двор и вышли через переднюю калитку, как и вошли. Где-то вдали забрехала собака, её поддержали. Витт стащил с себя куртку и накинул её на плечи Марки. Та в ответ взяла его за руку и повела.
Только когда они свернули на идущую к станции улицу, Витт заметил, что утащил из дома трость покойников. Не долго думая, он размахнулся в сторону поблёскивающего в первых рассветных лучах ручья.
— Постой, оставь её.
— Нахрена?
— Пригодится.
— Уверена?
— Да.
В такой час в баре гостиницы уже никого не осталось, а пайшах уже давно ушёл спать. Но в их окне горел свет и виднелась голова наблюдающего за улицей Дивлета. Они помигали ему фонарём, и тот открыл чёрную дверь.
— Что с вами случилось?! — рыжий схватился за сердце, когда в свете комнаты смог разглядеть Марку. Витт и сам расстроился и разозлился из-за её вида. Ма выглядела ужасно: растрёпанная, в порвавшемся и залитом кровью платье. Витт должен был выглядеть не лучше.
— В доме демон, — Марка развязала ленты на волосах и распустила их. Рей принёс таз с кувшином и вытер с её лица кровь. — Это не шутка. Витт подтвердит.
— Подтвержу. Там чертовщина полная.
— То есть. Он что, напал на вас?
— Да, — Марка вытерла лицо и села на ближайший стул. — Тех парней вчера ночью убил он. И… в общем, он в том доме живёт давно. И… — она нахмурилась и замолчала. Никто из мужчин не стал её торопить.
— В общем, — она подняла взгляд. — Следы затёр наставник Огл.
Дивлет грязно выругался. Если бы не Марка, Витт его бы поддержал. Всё становится всё хуже и хуже. Ладно там, королевский советник!
— Ребята, всё утром. Мы очень устали.
Марка ушла к себе и быстро разделась. Витт пошёл следом, когда она уже лежала на кровати. Марка похлопала по матрасу рядом с собой. Витт пожал плечами и придвинул к её кровати свою. Вышло неплохо, хотя, как это всегда бывает, кровать была ему мала, и голова упиралась в изголовье. Но раздражение ушло, когда Марка подползла к нему и крепко обняла за шею.
— Мать, что это было?
— Не знаю, — сонно пробормотала девушка. — Я страшно устала.
— Тогда спи, — Витт показал жестом заглянувшему в комнату Дивлету, что всё в порядке. Рыжий кивнул и закрыл дверь между номерами. Донёсся обрывок какой-то фразы Рея. Витт устало закрыл и провалился в сон.

@темы: "Сон в летнюю ночь"

URL
Комментарии
2015-02-04 в 19:49 

alaknog
Умное и серьёзное выражение лица — это ещё не признак ума! Улыбайтесь чаще, господа(с) // Ленивец чешуйчатый(с)
Т.е. затирал наставник. Это он принудительно или побочный эффект, когда пытался Глаз использовать?

на который казала марка

Опечатки опять.

ело девушки изогнулось, и невидимый демон швырнул её. Мать с диким криком упала прямо на Витта.

Вот ИМХО "Мать" тут не к месту. Такое ощущение, что там кто-то третий нашелся. Может лучше "она"?

2015-02-20 в 23:27 

ведьма Мирланда
alaknog, нет, он это делал специально, скоро в одиннадцатой главе будет сказано, зачем.

Спс за ошибки, сейчас гляну.

URL
     

Дом на болоте

главная