18:26 

"Сон в летнюю ночь", глава 7

ведьма Мирланда
Название: Сон в летнюю ночь
Автор: Мирланда
Размер: макси
Категория: джен (+ гет, возможно, слеш как неосновные линии)
Жанр: фэнтези, мистика, детектив
Рейтинг: NC-17
Краткое содержание: В маленьком провинциальном городке около железной дороги происходит чудовищное убийство: убиты все обитатели дома и их гости. Убиты жестоко и без причины. Слухи об этом таинственном деле разносятся мгновенно, и в город стягиваются служители закона, охотники за головами, шарлатаны, а так же группа ищеек ордена Кинереси, высланных расследовать безнадёжное дело подальше от устроенного ими скандала.
Примечания: Ненавижу эту главу за диалог рива и Дивлета. Вышло убожество, но по-другому как-то сделать не смогла. И объём по сравнению с планом вырос в два раза. Ужас.

Обзорам:

Глава 7

Адрес местного рива — мисса Ульмит, уже не молод, холост, владеет тремя фермами и лесопилкой, любит выпить, но это его единственный недостаток! — Дивлет узнал около храма от двух рабочих. Ему даже не пришлось выдумывать историю о своём любопытстве и желании узнать подробности убийства, чтобы рассказать о них свои друзьям на севере. Группа мужичков охотно указала ему путь и приметы нужного дома и даже рассказали расценки за посещение места убийства.
Рив Ульмит обитал в весьма неплохом доме с видом на неглубокую речку с заросшими берегами. Со стороны дороги дом огораживал высокий забор выше человеческого роста, со стороны реки, если смотреть с моста — проходи, кто хочет. Судя по виду всей улицы и её отдалённости от станции, тут жила местная аристократия «по рождению»: разные юристы, городские советники, богатые землевладельцы. Интересно, убитые жили тут или нет? Вроде бы они тоже были весьма богаты.
На стук в калитку отозвался невысокий пайшах со сбитым в бок приплюснутым носом и замотанной платком головой.
— Чего надо? — желторожий пресёк попытки Дива войти. — Мисса не принимает. Занят.
Занятость рива прервала двухлиновая бумажка в кармане пайшаха. Див был приглашён на террасу, а пайшах скрылся за дверью. Из приоткрытого окна доносился голос. Кто-то разговаривал по телефонной линии. Голос звучал устало и немного заискивающе. Чей это голос? Рива или кого-нибудь из помощников? С кем это он там разговаривает? Голос умолк, и после паузы заговорил с пайшахом.
Див перебрал в уме их легенду. Для простых горожан они агенты банка, разыскивающие должника. Для рива — хм… с кем он мог так заискивающе разговаривать? С советниками? С графом? Или, всё-таки, с герцогом? Не дай Бог, с кем-нибудь из их ордена. Нет, сам рив к ордену не сунется. Вызвать на помощь орден Кинереси — значит, расписаться в своем бессилии, раз. И во-вторых… Во-вторых, только сумасшедший или блаженный дурак. Дивлет их даже понимал. Это он привык жить сначала с Маркой и ещё такими же видящими придурками, а потом в огромном городе, где всем друг на друга плевать. А вот в таких маленьких городах, как Кэсль, где все друг за другом денно и нощно следят, храмовники, а особенно видящие — хуже разорения. Вытащат все секреты из шкафа, опозорят перед соседями. Даже хуже! Весь город оставят посреди осколков их масок.
К тому же рив — человек на королевской службе. Звать церковников он поостережётся. Особенно теперь, когда старый пердун… то есть, его величество король умудрился поссориться со Священным Синодом, вмешательство храмовников стало совершенно нежелательным.
Рив Ульмит встретил Дивлета в своём кресле. Толстяк, едва не сбивший Марку в лужу дерьма на привокзальной площади, выглядел нездоровым. Огромное лицо с щетиной над верхней губой покраснело, галстук распутан, а рубашка вся в тёмных пятнах от пота.
— Итак, что вы хотите? Я ничего не продаю и не покупаю! — не очень дружелюбно прорычал толстяк после коротких приветствий. Див улыбнулся и достал из внутреннего кармана куртки документы.
— Вашей посильной помощи в моей работе. Видите ли, я и мои друзья занимаемся расследованием неординарных дел и весьма в этом преуспели. А тут мы узнали, что сам герцог следит за расследованием и, возможно, через него, сам король.
— Понятно. Охотники за вознаграждениями, — вздохнул рив. — Нет. Проваливай.
— Но я настаиваю, чтобы вы меня выслушали.
— Я сдохну тут, прежде чем выслушаю всех тебе подобных! И вообще, какого чёрта я должен помогать тому, кто хочет украсть моё доброе имя рива?!
— Мы не собираемся отнимать у вас славу поимки чудовища, — Дивлет пожалел, что у них нет времени заняться расследованием без объявления своих целей. Но приказ совета обители звучал недвусмысленно: в кратчайшие сроки. Короче только если объявить себя храмовниками в открытую. — И светлейший граф, и всемилостивейший герцог заинтересованы в том, чтобы избавителем стал представитель его власти. Нам достаточно золота.
— И что, не боитесь, что золото достанется мне? Я могу сказать
— Если честно, нет. Во-первых, мы уже не раз работали с всемилостивейшим, а во-вторых, вы не выглядите человеком бедным или нечестным.
Рив польщённо крякнул. Так ли он будет доволен, когда они покажут звёзды своего ордена? А ведь это может случиться в любой момент.
— Нас вполне устраивает возможность работать… инкогнито. Видите ли, сильные мира сего весьма щедры, когда дело заходит о том, чтобы не дать запятнать их репутацию.
Рив Ульмит закашлялся.
— Лайс! Где ты, рожа жёлтая?!
Пайшах появился через минуту и заглянул прямо в окно.
— Да, мисса?
— Принеси ещё выпить.
— Хватит с вас уже, мисса.
— Ты мне указывать будешь?
— У вас же гости вот-вот будут от графа, а? — пайшах покосился на Дива. Он сделал вид, что ничего не понимает, а внутри изрядно приуныл. Значит, как минимум, тут будет наблюдающий от графа. Но скорее всего, на такую удачу надеяться нечего, и стоит думать о худшем: рив с делом не справился и — или! — испугался, и выклянчил помощь у дан Мануса.
— Будут. И что?!
— И что они скажут?
— Неси уже, — рив запустил в пайшаха стаканом. Тот уклонился и исчез. Появился снова через две минуты с бутылкой бренди. Всё это время Дивлет молчал, а рив ёрзал в своём кресле. Когда пайшах перелил напиток в стеклянный графин и вышел, Дивлет тихо спросил:
— Сколько вы хотите за информацию?
— Дело не в деньгах, —рив тяжело вздохнул и выпрямился. — Знаешь, в чём?
— В чём же?
— Сегодня ночью были убиты ещё двое, — тихо проговорил рив. — Они… Сегодня ночью были убиты моя помощник и один из молодых людей города. Их тела мы нашли в доме изувеченными. Убийца был настолько нагл, что дождался моего утреннего прихода в дом и скинул бедняг прямо нам на головы.
— Простите? — Дивлет почувствовал, как по спине пробежали мурашки. Возможно, рив слишком много выпил! — Как это сбросил вам на головы? Из окна?
— Нет, прямо с потолка!. Не знаю, как он это сделал. Бедняги свалились словно с потолка… О да, у вас тоже этот взгляд! — рив икнул и потянулся за графином. — Мне тоже никто не поверил, хотя я видел это своими глазами. Ты веришь в чертовщину, Дивлет?
— Нет.
— И я нет. А наш наставник утверждает, что это она самая. Что в доме завелись демоны!
Рив снова потянулся к графину.
— Ну, что скажешь на это?
— Скажу, что демонами наставники обычно прикрывают пропажу вина из чулана.
— Я бы это тоже сказал ещё вчера. Но сегодня уже не соглашусь. Считаешь, что я сумасшедший?
— Нет.
— Плохо врать.
— Вы просто пьяны.
— И ты туда же?! — но стакан старик оставил. — А что мне ещё делать? Я напуган до усрачки!
— Ммм… — на пьяные откровения Дивлет не подписывался. В таких городках часто случалось, что ривом выбирали кого-нибудь из городского совета, или просто горожанина с хорошей репутацией. Часто единственными критериями становилось умение читать и внешняя добропорядочность и следование всем правилам тупого местного этикета. Такие блюстители закона могли справиться разве что с пьяными драками, да мелким ворьём.
— Если вы считаете, что в доме демон, почему бы вам не обратиться к хм… церкви?
— С ума сошёл? В этом городе только глазастых ещё не хватало. Тут половина мужей не уверены, чьих детей воспитывают, а их жёны никогда не смогут дать верного ответа! Нет. Пусть сами явятся, я их звать не буду.
— Ммм…
— А что, думаешь, долго ждать? Одиннадцать трупов, детей убили, убийца где-то рядом! Сами скоро прискачут, они такие дела любят, особенно когда в них заме… — рив подавился слюной и закашлялся. Дивлет вздохнул и поднялся, чтобы помочь ему вздохнуть хлопками по спине. Прокашлявшись, рив со стоном откинулся на спинку кресла.
— Дать вам разрешения вести своё расследование я не могу. Завтра… а может, и сегодня, сюда приедут люди графа. Договариваться будешь с ними.
— Не вопрос. Но начать мне хотелось бы уже сейчас.
— Нет. Только когда они приедут.
— Пф… Вы уверены?
— Абсолютно. Гнать вас из города не буду, займитесь чем-нибудь.
— Можно мне хотя бы ознакомиться с материалами дела? Я готов заплатить за них и молчать.
— Ага, молчать. Тебе что, скажешь, просто любопытно?.. Эх, к чёрту всё! Мои условия вашего пребывания в этом городе просты, — рив сложил руки на круглом животе и икнул. — О каждом вашем движении вы будете мне докладывать. Я вас не знаю, я вам не доверяю, поэтому вы должны будете быть под моим присмотром. Но в случае, если вы преступите дозволенное…
— Вы нас не знаете, — понимающе кивнул Дивлет. — И о нашем уговоре никто не должен будет знать.
— Что ж, это весьма неплохо, — рив кивнул и потянулся к графину с бренди. — Не хотите?
— Спасибо, до вечера предпочитаю не пить.
— Я бы вам посоветовал и после вечера придержаться вашего правила, — рив наполнил стакан и залпом его осушил. — Я-nj привычный. К тому же я старый солдат, мой Лойш тоже стреляет без промаха, и нам нечего бояться… О чём мы? Ах, да, деньги.
Дивлет напрягся. Тратить командировочные не хотелось. Хотя формально их им так и отписывали по статье на «непредвиденные расходы» — они же, простые взятки — хотелось часть оставить себе. Орден не оставлял своих детей в беде, храмовники у него всегда одеты, обуты и сыты, даже если они бесполезные дураки. Но они-то бесполезными дураками не были! И потребности их далеко не останавливались на простой одежде и еде. Та же Марка! Ей что ни весна, то новое платье надо, не говоря уже о чёртовых шляпах. Вон, в этом году она зимой хотя бы похудела и смогла влезть в несколько старых платьев…
— Двести лин.
— Так много? — да он охренел, старый бурдюк?! На эти деньги они вчетвером могут безбедно жить. Без развлечений, но зато в своей квартире с водой, теплом и канализацией!
— А что?
— Тогда я хочу видеть тела.
— Зачем тебе это? — вздрогнул рив. — Что ты хочешь с ними сделать?
— Мне надо знать, как именно убили каждую из жертв. Это поможет понять, что именно нужно было убийце.
— Они убиты все одинаково – ударами топора.
— Но всё же. Со мной будет человек, который умеет читать раны.
— Валяй. Вечером придёте к пожарному складу. Там всё лежит… — рив опрокинул в себя стакан. Он молча исподлобья посмотрел на Дива и вздохнул. — Эх… Пропадём ведь все с этой чертовщиной. Ну, чего сидишь? Или тебе что-то надо?
— Мастер Ульмит, — Див наклонился вперёд и опёрся руками о столик. — Вы о чём-то не договариваете. Что показало ваше расследование? Вы ведь его провели?
Рив сжал губы и шумно фыркнул.
— Мастер Ульмит, я не верю ни в демонов, ни в то, что такую трагедию устроил кто-то случайный. Вы сами представляете себе: некто приехал в город, случайно выбрал дом одного из самых богатых и почтенных горожан, убил всех и ушел, ничего не взяв? Я ведь правильно понял, что не было ограбления?
— Правильно, — Рив вздохнул. — Всё это правильно.
— Так что вы нашли?
— Ты слышал про советника Кэпле?
Дивлет слышал. Да и кто о нём не слышал?
— Он…
— Последние годы у него есть охотничье имение в пяти милях отсюда. Сегодня утром мы пустили по следу убийцы охотничьих собак. Они пришли к этому имению.
— Это мог быть любой из слуг или работников.
— Джуша Кадер работал управляющим в магазине советника. Мисса Кэпле когда-то держал его в городе. Потом Джуша ушёл и начал своё дело.
— Советник обиделся?
— Ещё бы. Джуша отнял его дело в этом городе. Перекупил лицензии, подкупил поставщиков, и магазин советника закрылся.
—Совсем закрылся?
— Да. Я тогда ещё не был ривом. Советник Кэпле был в ярости, грозился Джуше проблемами.
— Когда это было?
— Семь лет назад.
— Долго же он копил злость.
— Вы про советника? Не знаю, сколько он её копил, но убить Джушу он грозился на моих глаза.
— И собаки пришли к дому советника.
— Советник там. И уже высказал своё недовольство тем фактом, что кто-то нарушил его отдых.
— Насколько вероятна ошибка?
— Сам подумай, — Ульмит взял стакан в руки сжал его короткими пальцами— Сам подумай, а? Как только сюда приедут люди графа, я тебя не знаю.
— Можно ознакомиться с вашими протоколами?
— Какими протоколами?
— Вы же осматривали дом?
— Ну, да!
— Тогда остались протоколы.
— А, это… — рив крякнул и подтянулся к окну. — Эй, Лайс! Принеси документы по Кадерам.
Пайшах где-то во дворе выругался. Через минуту желторожий появился с тощей стопкой бумажек. Рив лениво пролистал их и протянул Диву.
Всё оказалось даже хуже, чем думал Див. Рив действительно осмотрел место преступления и составил протокол. Но кроме круглого красивого почерка достоинств в нём не было.
— Простите, это всё?
— Да. Что-то не так?
— А… хотя бы план дома?
— Зачем? Он же через речку.
— А где нашли трупы?
— Там всё написано.
Действительно, всё написано. «Все на своих кроватях, кроме трёх членов семьи».
— А фотографии есть? Вы зафиксировали, какими нашли тела?
— Вы шутите? Фотографировать?
— Так да или нет?
— Нет, разумеется! Не знаю, как у вас там на севере, а у нас ещё не дошли до того, чтобы осквернять тела убитых этим бесовтсвом!
— Господи, святая Илея… — Дивлет с трудом подавил остаток присказки про меч святой Кинереси. За последние десять лет это был самый отвратительные протокол рива, который он когда-либо видел. Формально всё было на месте: описание жертв, указано, где они были найдены, какие были повреждение. Но ни описания предметов около тел, ни их одежды, ни предметов в доме. Как с такими работать?
— В шесть часов по-новому мы придём в ваш… где вы говорите, держите тела?
— Под пожарной частью. Протоколы-то оставь.
— Тогда возьмите их с собой, — Див поднялся из кресла, коротко поклонился риву и вышел. Пайшах с угрюмой рожей полол какую-то брюкву. Заметив дива, он бросил инструменты и поплёлся к калитке, по дороге вытирая руки прямо об одежду.
В гостиницу Дивлет почти бежал.

Рей сидел в своей комнате и, по своему обыкновению, чертил что-то на клочке бумаги. При виде друга, он быстро спрятал клочок под книги.
— Ма ещё не вернулась? — Дивлет сделал вид, что ничего не заметил. Что именно Рей делал с этим клочками, не знал никто из них, и он каждый раз злился, когда эти листки попадали в чужие руки. На столе стоял чайник на спиртовке, рядом их стаканы в подстаканниках. Дивлет налил себе один.
— Нет. Как ты сходил? Успешно?
— Нет.
— Хм.
— Он уже связался с дан Манусом. Сегодня должны приехать его люди.
— Ну, мы ожидали что-то такое. Девять трупов — это не шутки.
— Одиннадцать. Сегодня ночью убили ещё двоих.
— Что?
— Ага. Убийца в городе. Я уже хочу вызывать кого-нибудь из настоящих наставников. Или нашего старика.
— А рив согласился сотрудничать?
— Почти. Дал посмотреть протоколы и разрешил после вечерней молитвы прийти с тобой в морг.
— Тут морг есть?
— Понятия не имею. Он сказал, что трупы в каком-то холодном подвале под пожаркой, — Див снял куртку и завалился на кровать. Хорошо.
— Надеюсь, они их не засолили, как в прошлый раз, — Рей подтащил стул к нему поближе и сел. — Ну, рассказывай.
— Может быть, лучше их подождать? Я устал, чтобы два раза всё пересказывать.
— Ма и так всё узнает, а Витту я расскажу.
Див покосился на него и вздохнул.
— Ну ладно, слушай.
Рей слушал молча и ни разу не перебил. Он вообще, как лишился Глаза, стал очень хорошим слушателем. Ему хотелось излить душу до последнего закоулка. Идти бы ему в наставники дома молитвы, святым бы объявили. Хотя… Див иногда подозревал, что таким образом Рей ещё надеется вернуть себе свой талант обратно. Говорят, что если потерял глаз, будешь всю жизнь мучиться и молиться вернуть его обратно… Только вот невозможно это. Глаз никогда не возвращается, только к святым в их житиях.
— Значит, Кэпле, — пробормотал Рей. Он горбился и прижал сложенные вместе ладони к губам. — Сам советник Кэпле?
— Именно. И у него железный мотив для расправы.
— Какой же?
— Кадер украл у него магазин. Работа сначала на советника, а потом перехватил дело.
— Насколько большое?
— Понятия не имею, но вроде как магазин в этом городе.
— Мелко для такой фигуры.
— Сам факт. Да и какая он фигура? Я так понял, король его уже не так жалует, как прежде.
Прежде-то они бы даже подумать побоялись бы о советнике Кэпле. Этот маленький человек с жабьим лицом — уличные листки придавали ему совершенное сходство с этим животным, вплоть до вывернутых ножек — в своё время весьма нагадил церкви. Он лично зачитал приговор королеве Теофану и объявил о её разводе с королём. Наставник только-только собрал их всех в приюте и перевёз в столицу. Можно сказать, всё происходило у них на глазах. Впрочем, последние шесть лет о советнике Кэпле было мало слышно. Поговаривали, что король отдалил от себя участвовавших в суде над Теофану в угоду своей дочери Марегрез. Хотя принцесса всё ещё звалась просто «королевская госпожа» и считалась королевским бастардом, мало кто сомневался, что на трон после отца взойдёт именно она. Король после развода сменил пять жён и перетрахал сотню девиц, но долгожданного сына никто так и не родил. Поговаривали даже, что тридцатилетняя принцесса может выйти замуж, чтобы, пока не поздно, родить хоть какого наследника… А впрочем, какое это имеет отношение к их делу?
— Я вообще думаю отстучать мастеру, пусть присылают сюда полноценного наставника с официальными полномочиями. Я хочу жить.
— Возможно, не всё так плохо.
— Да?
— Да. Ма рассказала мне кое-что о видениях Анвель. Старуха сказала, что мы найдём на кого свалить вину, но убийцы не увидела.
— И что?
— Она видела, на кого ведут следы. Но он — не истинный убийца.
— Фигня это всё. Разумеется, сам он с топором за Кадерами на бегал. Наверняка кто-то из его подручных. А он не мог зарубить семью противников своего хозяина так, что хозяин не знает! И лезть на советника у нас кишка тонка!
— Когда приедут графские, можно ими прикрыться.
— Как? Показать звёзды ордена? Нас совет сожрёт с потрохами и не подавится.
— Значит, будем смотреть в другие стороны.
— Какие?!
— Чёрт, Дивлет, почему я должен за тебя выполнять твою работу?!
— Мне что, и поныть уже нельзя? — Дивлет вытащил из кармана куртки блокнот с огрызком карандаша. Действительно, чего он раскричался? Не иначе, имя Кэпле так подействовало.
— Если ты будешь ныть, кто будет работать? — Рей вернулся на свою кровать.
Оставшееся до прихода время до прихода Марки он записывал слова рива. Рей тоже что-то писал на своих клочках.
Марка вошла в комнату молча. Витт тоже выглядел хмурым.
— С вами что-то случилось?
Сестрёнка покачала головой, Витт из-за её спины кивнул.
— Рассказывай.
— Во-первых, у здешнего наставника есть Глаз. Это наша меньшая проблема.
Дивлет не выдержал и выругался. Рей поддержал.
— Что он может?
— Не знаю, я не стала проверять или требовать документы. Просто знайте это и старайтесь не думать ни о чём лишнем.
— Это всё?
— Мы были у дома Кадеров, — разжал губы Витт. — Ма там вырубило.
— Чего?! — Див подскочил.
— Я потеряла на минуту сознание. Ничего страшного. Витт меня поймал.
— Ага, — верзила плюхнулся на койку рядом с Дивом и потянулся. — Ты бы видел, с какой рожей она упала.
— Мать. Что случилось?
— Давайте я расскажу всё по порядку, — сестрёнка сняла шляпу. — Подождите меня.
Марка ушла к себе в комнату и несколько минут там что-то делала. Когда Див не выдержал из зашел к ней, сестрёнка быстро черкала в блокноте.
— Сейчас, иду уже, — она помахала рукой.
— Ты что-то видела?
— Да, — сестра убрала блокнот. — И это очень плохо. Рей, у тебя есть ещё чашечка чая?
Ещё несколько минут ушло на ожидание, пока сестрёнка соберётся с духом. Она постоянно смотрела в своей блокнот. Туда она записывала свои видения. Дивлет не очень понимал, как вообще работает Глаз. Он только знал, что многие видящие постоянно что-то записывали. Некоторые превращали свои блокноты в чреду ярких рисунков. Рей, например, до того, как его Глаз закрылся, тоже любил так делать.
— Ма, ты видела что-то… страшное?
— Нет, я просто не могу понять, что именно я видела. Но важно другое. Кто-то пытался затереть следы убийства, —Марка вздохнула и посмотрела на брата. — Очень хорошо затёр. Именно убийства семьи Кадеров.
— Святая Кинереси, — пробормотал Див. — За что, а? Ты уверена? Ты ничего не увидела или как?
— Нет, я кое-что увидела. Невозможно затереть следы так, что другой видящий вообще ничего не увидит. Но этот кто-то всё же попытался скрыть убийство. Весь город покрыт следами крови и страха, а дом стоит чистый и радостный.
— Вы к нему близко подходили?
— Да. Я даже дверь осмотрела. Внутри одна боль и страх. Но всё смазано и нечётко. Может быть, если попаду внутрь, увижу больше.
— Ты видела убийцу?
— Нет.
— А что тогда видела?
— Немного. Кровь, много крови. Крики, топор, нож у груди женщины — это точно относится к этим смертям. Ещё было много неясного, — Марка нахмурилась и достала блокнот. — Я видела много обрывков… Скорее всего это просто следы жизни Кадеров.
— Что именно?
— Радость, смех, много детей. Игра на пианино…
— У них в доме стоит пианино, — кивнул Див. — По описи дома.
— Почему-то много игры на пианино. Кто-то угрожал ружьём женщине, ещё… как мне кажется, это был скандал и кто-то кого-то выгонял из дома. Он постоянно кричал «Уходи!», но не могу сказать, даже чей это был голос, мужчины или женщины. Больше ничего чёткого, извини.
— Надо будет попробовать ещё раз, — Дивлет задумался, успеют ли они посетить место преступления до того, как приедут графские. С обычным осмотром проблем не будет проблем, пока у них есть деньги. Но неизвестно, как поведёт себя Марка. Если узнают, что она видящая, то их легенда рухнет, а совет обители сожрёт вместе с ботинками.
Пока он молчал, Марка его пристально разглядывала.
— Вижу, у тебя дела с ривом не задались? Что именно случилось?
— Сама не видишь?
— Вижу, что ты очень хочешь вызывать сюда наставника Гиттервальда. И что ты очень напуган, — тих произнесла сестрёнка.
— Я не напуган, — Как всегда, Ма увидела его мысли лучше него самого. А что ему оставалось ещё, кроме страха? Они тут всего четыре часа, а уже в дерьме по уши. Теперь понятно, почему послали их, ещё недавних учеников, вместо опытной команды с наставником во главе. ЧТо с ними будет, если они сделают что-то, что не понравится совету? Здесь они даже не могут посоветоваться со своим опекуном…
— Напуган. И я знаю, почему. Мы с Виттом уже знаем, что расследование рива указало на советника Кэпле, который нынче в своём имении недалеко от города. Это из-за него?
— Да.
— Ты очень расстроен.
— Ещё бы! Мы оказались между жерновами.
— Но кое-какую информацию ты достал.
— Ошмётки того, что нам нужно. После вечерней молитвы мы с Реем сходим в покойницкую осмотреть тела. Пойдёшь с нами?
— Нет, — Марка резко дёрнула головой. Див прикусил губу: сестрёнка боялась трупов, а он снова это забыл. — Я лучше посплю. Ночью мы с Виттом вернёмся в дом, когда там не будет охраны.
— Ну… — Див не был уверен, что это хорошая идея. — Если считаешь, что так надо, то… с Виттом я тебя отпущу.
Марка кивнула и снова уткнулась в свой блокнот. Див минуту постоял возле неё, но продолжения не последовало. Он вздохнул и вышел, а на вопросительный взгляд Витта пожал плечами и поводил рукой в воздухе. Тот кивнул в ответ. Действительно, пока мать разбирается со своими видениями, её лучше не трогать.

Когда в доме молитвы пробил колокол в знак окончания вечерней молитвы и немногочисленные молящиеся стали расходиться, Дивлет и Рей собрались на выход. Марка уже давно спала, Витт валялся рядом с ней на кровати и думал о чём-то своём. На первом этаже гостиницы пайшах за стойкой вписывал новых жильцов — необъятных размеров матрона с бледной унылой дочерью и двумя слугами — с прошедшего полчаса назад поезда.
Пусть до пожарной каланчи много не занял. Туда они пришли почти одновременно с ривом Ульмтиом и сопровождающим его невысоким коренастым парнем с пайшахской рожей.
— Это и есть твой специалист? — рив не оказался впечатлён Реем.
— Да, это я.
— Тогда идём, пока сюда не явился доктор Меллер, — в самой пожарной части никого не было. Как пояснил парень — Вилл, бабушка была пайшахом — пожарники тут дежурили не целый день, максимум, один наблюдатель. А зачем больше? Наблюдателю достаточно ударить в колокол, и все соберутся. А подвал используют как покойницкую впервые. Обычно хватает подвала доктора Меллера: приодели труп — и в тот же день закопали. Перед спуском вниз по узкой лестнице с раскрошившимися ступенями, взяли керосиновую лампу.
Её света всё-равно оказалось очень мало. Просторный подвал наполовину занимали бочки с солёной рыбой, а половину — широкие столы с телами. Тут тяжело пахло рыбой и разложением. Див сглотнул и поднял воротник рубашки. Рив остался у дверей, а Вилл вернулся наверх, сторожить.
— Ну, приступай, — Див не решился подойти к столам.
— Спасибо за разрешение, Дивлет, — Рей без колебаний подошёл к столам, поставил на первом же лампу и поднял простыню. — Я так полагаю, это Джуша Кадер?
Под простынёй было кровавое месиво. Див подошёл поближе и сглотнул. Осколки головы Кадера доктор или его помощники аккуратно разложили на столе, а мозг вычистили.
— Что скажешь?
— Убийце он не понравился, — Рей достал из кармана короткий металлически щуп и один из осколков, — Сам видишь, в месиво.
Рей повернулся к следующему трупу. Это была взрослая женщина… когда-то. Голова тоже разбита в месиво. Остальное тело в красивом, но испачканном кровью домашнем платье в клетку выглядело нетронутым.
— Она тоже ему не понравилась, — Рей отвернул простыню почти до колен и осмотрел тело.
— Что вы делаете?! — возмутился рив Ульмти. — Она же мертва!
— Её нашли не в её кровати и в странной позе, — пробормотал Рей. — Возможно, на теле есть ещё раны.
— Доктор Меллер ничего не нашел.
— И я с ним согласен, — Рей накинул простыню обратно. — Полагаю, тела взрослых женщин вы подробней не осматривали?
— На предмет травм?
— На предмет изнасилования.
— Мммм. Нет.
— Понятно, — Рей перешёл к телам детей. Их выложили на отдельных, поставленных друг рядом с другом столах. — Этих убили по-другому.
— Как именно? — от вида разбитых голов Дивлета уже подташнивало. Вид убитых детей только усугублял отвращение.
— Просто один удар топором. На каждого по одному удару.
— Мелким много и не надо.
— Зачем их вообще было убивать, ты не думал?
— Начали шуметь?
— Судя по описи, они все, кроме старшей, были в своих кроватях. Если дети спали, зачем было их трогать?
— М…
— Убийца ничего не украл, предположительно, не изнасиловал женщин…
— С чего ты взял?
— Доктор одежда цела, а Кэрли Кадер сидела на диване в позе «как живая». Лучше было бы, конечно, осмотреть подробней. Но всё-таки, даже если изнасилование было, зачем убивать младенцев?
— Дети могли притвориться спящими… Хм, — Дивлет ещё днём, прочитав все протоколы рива, задумался, почему убийца — или убийцы — прикончили и малышей. Дети по всем признакам крепко спали, не считая старшей дочери Кадеров. Возможно, они проснулись от криков взрослых: Джуша и брат его жены явно успели заметить убийцу и сопротивлялись. Но даже если дети проснулись, что мешало оставить их? Дети не могли бы справиться с убийцей двух здоровых и сильных мужчин. Они могли выбежать из дома и поднять соседей? Подпереть дверь чем-нибудь тяжёлым. Поднимут шум? Выпрыгнут из окна? Привлекут внимание соседей? А много ли времени надо убийце? Он ничего не взял и ничего не сделал, только убил. Дом не обыскивался, ничего не пропало. Зачем убийце задерживаться? Быстро ушёл, до того, как соседи проснулись.
— Помнишь случай в Квите? — пробормотал Рей.
— Ммм? Прости, задумался.
— Квите помнишь?
— Да, а там… —Див осёкся и кивнул. Тот скандальный он помнил. Они ещё только-только поступили слушателями в школу ордена, когда на востоке случилась эта трагедия. По приказу главы городского совета Квите вырезали большую семью одного из советников, который оспаривал тотальный контроль главы над городом. Убили не только строптивого советника, но всех женщин, детей и даже грудных младенцев. Как потом выяснил орден, убили для устрашения других горожан.
Дивлет оглянулся на рива. Городок пока не производил впечатление лежащего под каким-то одним «важным человеком». Главное в убийстве для устрашения – чтобы город знал своего «героя». А Марка утверждает, что горожане в недоумении и жаждут мести. Или знают? След уже привёл к советнику Кэпле. Возможно, так и задумывалось, просто советник не задумывался, что привлечёт внимание храмовников?..
— Это тоже версия.
— Смотри, у старшей… Хм, мисса Ульмит, кто это? Старшая дочь или её подруга?
—Это Мулли, да. — рив сглотнул. — Она старшая дочь.
— Убита так же, как и родители, — пробормотал Рей. — Голова — в крошево.
— Рив, у неё были какие-нибудь любовники или что?
— Ей было всего тринадцать лет!
— А по телу и не скажешь, — пробормотал Рей. Дивлет пожал плечами. Девочка выглядела вполне себе созревшей девицей: крупная, с большим задом и уже отросшими сиськами. Сколько раз оказывалось, что родители не знают о таких цветочках и десятой доли правды?
— А где ещё один мужчина из семьи? — Рей мельком оглядел тела оставшихся детей. Рив указал на задвинутый в угол грубый стол.
— А почему его так положили?
— Одной из наших версий было то, что он и есть убийца. Умия был вдомником, и последнее время часто ссорился с Джушей.
— Он жил с Кадерами?
— Большую часть времени. Но последние месяцы он стал часто ночевать в магазине Джуши, в одном из чуланов.
— Кто это рассказал?
— Другие два работника Кадера и его младший брат, Гелен.
— Он Кадер? Или брат Умии?
— Кадер. Живёт с родителями, в другом конце города.
— Понятно.
Версия с убийцей-Умией развалилась, стоило Рею оглядеть раны. Одна пересекала не очень красивое лицо с выступающими зубами, ещё несколько были на руках.
— Вряд ли он мог изрубить так сам себя, — пробормотал Рей, осмотрев его руки. — Он видел убийцу и пытался прикрыть голову.
— Он не убийца? — а было бы хорошо, если бы оказалось… Нет, вообще, плохо это всё, разумеется, но тогда можно было бы ехать домой с чистой совестью.
— Если только топор не взбесился и не изрубил его сам, — Рей указал щупом на изрубленные руки и большую рану на лице. — И найден он на лестнице…
— То есть, все они они убиты одним человеком?
— Они все убиты топором. Никто сам себя не убил. Если хочешь больше подробностей и более высоких гарантий, вези их к н… храмовникам в морг.
— Пока и так хватит, — Дивлет прикрыл голову Умии. — Где убитые сегодня утром?
— В подвале нашего дома молитвы.
— Почему там? Тут достаточно места.
— Мы решили их завтра похоронить.
— Почему именно их? И зачем такая спешка?
Рив ответить не успел. От лестницы внезапно донёсся шум и крик «Подождите!»
В подвал стремительно влетел наставник. Высокий немолодой мужчина с кольцом растрёпанных седых волос был в тёмном лиловом фартуке в знак траура. Длинный подол его платья скрывал его обувь, а шаг был таким плавным, что Дивтлету действительно показалось, что старик летит.
— Мисса Ульмит, вы сошли с ума? — наставник прошел мимо Дивлета и Рея. Их обдало запахом жженых благовоний и немного – вина.
— Я занимаюсь своей работой, мастер Огл, — рив Ульмти попятился, нервно сглотнул и вытер лоб платком.
— Вы сошли с ума? Устраивать балаган из тел убитых людей? Кто эти люди?!
— Мы здесь не ради любопытства, — Дивлет не знал, что делать с этим стариком. Марка сказала, что у него есть Глаз, а вряд ли в Кэсле есть ещё один дом молитвы. Нужно быть настороже… Дивлет с необычайной ясностью почувствовал, как серебряная звезда на цепочке под одеждой прижимается к его груди, а в голове мелькнули слова присяги ордену. Как и всегда при встречи с видящим, наружу рвалось всё то, что нужно было бы спрятать поглубже.
— Надо же? — Наставник повернулся к нему. Что он может? Увидеть прошлое? Слышит мысли? Или что-то другое? Он с трудом заставил себя думать только о том, что наставник мешает их расследованию.
— И чем же вы, позвольте спросить, здесь занимаетесь?
— Проводим своё расследование.
— Кто вы такой, чтобы его проводить?
— Честный подданный Его Величества и сын Господа, которому больно смотреть на творящиеся в мире преступления и который хочет помочь в наказании преступников ради хорошего сна других честных людей.
— Могли бы так не разоряться, молодой человек. И сказать сразу, что вы охотник за головами, — на лице наставника появилась гримаса презрения. — Я знал, что вы скоро появитесь в нашем городе. Но, признаюсь, не думал, что так скоро!
Внимание наставника вернулось обратно к риву.
— Но я не ожидал от вас, мисса, что вы пойдёте на поводу у этих падальщиков. Для них нет ничего святого, никаких приличий, и уж тем более не знакомо сочувствие! И вы уже разрешили им осквернять тела этих несчастных!
— Я бы поспорил с осквернением… — пробормотал Рей.
— Думаю, — наставник повернулся на его голос. Длинное серое лицо старика передёрнуло от возмущения. — Вам пора покинуть это место. Я бы
— Мы останемся в городе ровно столько, сколько потребуется для нашей работы.
— Для вашей работы вам потребуется билет на первый же поезд, который остановится здесь. Я ещё днём понял, что вы явились в город, кода увидел эту глупую девчонку! Но до последнего надеялся, что ошибаюсь и Господь милостив к нам!
— Ваше присутствие здесь не более законно, чем наше, — на глупую девчонку Дивлет обиделся. Марка, конечно, не образец хватки, сообразительности или банального приличия, но ума в ней на десятерых таких наставников.
— Я наставник этого города!
— Вот идите и наставляйте. Или вы тоже хотите порасследовать?
— Я бы на вашем месте, молодой человек, поостерёгся так со мной разговаривать!
— Я буду разговаривать так, как сочту нужным.
— Твоя душа погибнет. Я лишу её крыльев, на которых она поднимется к Господу!
Страх слетел, как наваждение. Не стоило этому старику касаться его души. Перед ним просто старик, который сошел с ума в этом маленьком городке и возомнил о себе невесть что.
— Господь сам разберётся, что делать с моей душой, и вас он вряд ли будет спрашивать. Ре, ты закончил?
— В общем, да.
— Тогда пойдём отсюда. Мисса Ульмит, спасибо за сотрудничество, — Див кивнул Рею. Тут оставил щуп на столе и двинулся к двери.
— Мы ещё не закончили наш разговор, — наставник встал у них на пути. — Я требую, чтобы завтора же вы покинули город.
— Мы покинем его тогда, когда сочтём нужным.
— Завтра же. Иначе о вас узнает весь город — по верьте мне, ваша жизнь станет невыносимой.
— Да хоть в орден Кинереси жалуйтесь. Или вообще, королю.
Наставник сжал губы так, что они стали похожи на птичий зад, и гневно засопел. Но ответить не успел. В подвал вбежал Вилл Аргуш.
— Мастер Ульмти! — Вилл выглядел испуганным и запыхавшимся. — Приехал советник Айе! Вас ищут!
— Кто?
— От графа… мастер Айе! Он вас ищет!
— Ну, наконец-то, — рив вытер лоб и улыбнулся. — Приехали!
—Кто приехал? Почему? — наставник вздрогнул, быстро подошёл к риву и взял его за плечи. — Что вы наделали?
— Не наделал, а сделал то, что должен был сделать сразу же, — Ульмит жестом отогнал в сторону Вила. — Как должен был сделать с самого начала, как только случилось это чёртово убийство!
— И это что-то — притащить в город толпу алчных шакалов?!
— Советники графа! — разозлился Ульмти. — Это убийство, старая кошелка! И убийца — в городе! Он уже одиннадцать человек убил! Я не знаю, как его поймать! И я не хочу стать двенадцатым! Понял?
Рив с шумом выдохнул и заковылял к лестнице. Наставник молча смотрел ему вслед. Потом оглянулся на них двоих и коротко брсоил:
— Чтобы уже завтра вас не было в моём городе!
И заспешил следом за ривом.
— Мы попали? Этот советник дан Мануса?
— Да, графский, — Див оглянулся на трупы и взял со стола лампу. — Если ты закончил, пойдём, пока эта развалина действительно не натравила на нас людей.

@темы: "Сон в летнюю ночь"

URL
Комментарии
2015-01-19 в 20:07 

alaknog
Умное и серьёзное выражение лица — это ещё не признак ума! Улыбайтесь чаще, господа(с) // Ленивец чешуйчатый(с)
Ненавижу эту главу за диалог рива и Дивлета. Вышло убожество, но по-другому как-то сделать не смогла.

Незнаю, по-моему нормально вышло.

объём по сравнению с планом вырос в два раза. Ужас.

Макси из миника?

То есть, получается Глаз работает не только на прием, но и какие-то активные действия/ритуалы/хрен знает что это предполагает?

2015-01-19 в 21:42 

Мирланда
Незнаю, по-моему нормально вышло.

Слишком растянуто + получилось, что они рива банально купили, а в плане было острое давление на мозг, но не вытянула.

Макси из миника?
У меня весь сюжет расписан, но получилось, что две главы по событиям фактически дублировали друг друга, я их порезала - и получилась эта глава-мутант (она мне изрядно мозг вынесла).

То есть, получается Глаз работает не только на прием, но и какие-то активные действия/ритуалы/хрен знает что это предполагает?
У кого как. Теоретически, это возможно - разновидность местного колдунства, но талант редкий и быстро теряется (возникает соблазн что-то подправить и наебать брата по таланту, а это гарантирует как минимум душевное расстройство и муки совести, и, как следствие, потерю Глаза). Собсно, в этом случаеспойлер

2015-01-19 в 21:58 

alaknog
Умное и серьёзное выражение лица — это ещё не признак ума! Улыбайтесь чаще, господа(с) // Ленивец чешуйчатый(с)
Мирланда, а, ясно. ну будем ждать продолжения

2015-01-19 в 22:54 

Мирланда
alaknog, я надеюсь, будет скоро%) сложные места вроде бы пройдены, дальше должно быть легче + многие крупные фрагменты уже написаны. Тьфу-тьфу-тьфу, короче...

2015-01-19 в 23:06 

alaknog
Умное и серьёзное выражение лица — это ещё не признак ума! Улыбайтесь чаще, господа(с) // Ленивец чешуйчатый(с)
Мирланда, удачи)

   

Дом на болоте

главная