15:50 

ведьма Мирланда
Название: "Юг и север"
Автор: Мирланда
Рейтинг: R
Жанр: фантастика, фэнтези, джен
Размер: макси
От автора, оно же о чём: пишется по этой заявке Совсем забыла, что он у меня есть.


Пролог.

- Марка, куда ты лезешь?! – Теод в последний момент успел схватить сестрёнку, которая пыталась влезть на стену по виноградной лозе. Маранту он схватил очень вовремя: лоза соскользнула с камней вниз.
- Вверх, - падение «лесенки» малышку не расстроило. Пятилетняя Маранта заёрзала в руках у старшего брата и задрала личико, рассматривая другие возможности влезть по стене в окно на втором этаже.
- Нет, я тебе не разрешаю, - Теод составил сестру на землю и повёл её прочь от дома.
- Ты не можешь мне не разрешать, - тотчас же возмутилась Маранта. – Ты не мама, не папа и не тётя Аля!
- Могу, я твой старший брат, - Теод присел, поправил на голове у сестры панамку и повёл её от опасной стены.
Он был старше Маранты почти на двадцать лет и ростом с их отца, но девочка твёрдо знала разницу между братом и взрослыми: брат – это брат. Родители так же наказывали и говорили Теоду, что делать, как и ей. В каком-то смысле, они были равны друг перед другом.
Маранта был самой младшей в семье и единственная жила с родителями. Остальные же разъехались из их дома. Теод чаще других навещал родителей, и девочка любила его больше всех братьев и сестёр.
Они вышли из сада на полянку для пикника перед террасой дома. Там как раз сидел отец и разговаривал с их гостем. Утром Маранте его представили как «папин друг».
Этот странный человек в чёрном платье и льняной тоге с синей бахромой взбудоражил воображение девочки. Ростом он не уступал отцу, но был не таким широким в плечах и не таким красивым. То, что папа – самый красивый, Маранта знала точно. ТётяАглая всегда говорила, что её отец – самый красивый мужчина, которого она когда-либо видела. К тому же у папы были кудрявые рыжие волосы, как у Маранты. Гость же был бледным, с короткими чёрными волосами и блестящими, как оливки, глазами. Маранта особенно запомнила у него на руке толстый круглый браслет с голубой эмалью. Когда гость только прибыл, она потянулась к нему посмотреть на забавную вещичку. Мужина хмыкнул и, сняв браслет с руки, отдал его девочке на время их с отцом разговора. Маранта с восторгом увидела, что металл не просто покрыт голубой эмалью, а на самом деле изображал длинную пёструю змею, которая ползла по голубым листьям.
Её отцу почему-то не понравилось, что она рассматривает это украшение. Он попросил гостя забрать у неё браслет, а самой Маранте велел идти поиграть.
- Она опять пыталась карабкаться по стене, - пожаловался Теод, подведя сестрёнку к взрослым.
- Надо будет эту лозу вырезать, - отец облокотился о садовый столик из гнутого дерева и недовольно поморщился. Маранта вжала голову в плечи. Отец запрещал ей даже подходить к той стене.
- Её и так остаётся только вырезать – Марка её оборвала.
- Она сама упала! – на всякий случай предупредила отца Маранта, испугавшись, что её снова будут ругать.
- Тогда тем более вырезать её, - улыбнулся их гость. Отец неопределённо повёл плечами и сказал:
- Теод, скажи матери, что наш гость отбудет до ужина.
- Да, я не буду вас долго стеснять, - кивнул «друг». Теод пожал плечами и, посадив Маранту на колени к отцу, ушел в дом. Отец пересадил дочь поудобней и повернулся к гостю:
- Лейв, ты уверен, что не ошибся?
- Разумеется. Три яйца. Мы повесили почти дюжину жрецов, которые пытались их оживить. Всего пять групп, которые были относительно независимы друг от друга.
- Пять?
- Три с собствнеными яйцами, одна группа - с муляжом, и ещё одна просто собиралась возвращаться в Долину Льот. Два яйца были мёртвыми, а вот третье почти созрело. Когда мы его вскрыли, там был уже сформировавшийся птенец.
- А вылупившиеся птенцы вам не попадались?
- Пока, к счастью, нет, - мужчина засмеялся, но его смех звучал неестественно. Маранта отметила, что глаза у него не изменились. Это девочка знала точно. Теод сам учил её как правильно смотреть людям в глаза, - Мы рассеяли птицепоклонников, окружили их своими людьми, но они всё-равно пытаются собраться и возродить своих богов. Но это ещё мелочи. Я был вынужден сжечь командора и троих жрецов своего ордена, которые выкрали из архивов информацию о яйцах и пытались найти такое, чтобы управлять им.
- Это уже хуже, - отец снял с Маранты панамку и встрепал ей волосы. Девочка засмеялась. У её мамы и тёти Аглаи волосы были рыжие, прямые и жёсткие, красиво лежавшие на плечах. У отца же волосы лежали на голове пышной гривой, и каждое утро он ломал несколько зубьев на своём гребне, прежде чем заплетал их в косу. Все говорили, что у Маранты такие же волосы и её это очень радовало. Папа ведь был самым красивым.
- Разумеется, - согласился Лейв. – Я слышал, у вас здесь та же ситуация.
- Да, - рука отца замерла, потом осторожно расправила детские волосики. Маранта замерла. Отец любил заплетать из её волос косички, когда думал. Ей – или её сёстрам – в такие моменты полагалось сидеть молча и не мешать отцу. – Пока я был в Мемфае, тоже нашел парочку яиц. Не знаю, мёртвые или как, но я велел их разбить и сжечь. Два десятка прицепоклонников повесили. Среди своих я измени не замечал, к счастью. Все эти ваши колдовские фокусы у нас не пользуются популярностью.
- Это радует, - Лейв облокотился на стол, - Но я всё-равно настаиваю, что архивы надо уничтожить.
- Я подумаю.
- Обязательно подумай. - Лейв поднялся из кресла. – Что ж, маршал Мартин Орх, я рад был с тобой повидаться. Хотя, должен признаться, ты выбрал странное место. Тут жарко, душно и тут живут странные люди. Никогда бы не признался в этом, но это место даже хуже, чем Мемфай.
Отец расхохотался в голос.
- Я думал, вы тут меня не достанете, но я ошибался. Ладно, Лейв Пёстрый, уползай отсюда. Ты и так удивил меня, когда заполз ко мне в сад. Дорогу обратно найдёшь?
- Поверь, мне было очень непросто доползти сюда. И не беспокойся, - Лейв сложил руки на груди и коротко поклонился. – Удачи тебе. И вам, маленькая Орх, - он шутливо пожал руку Маранте и направился прочь с полянки.
Девочка завертелась на коленях отца.
- Пап, а почему он пёстрый?
- Потому что он змея, а пёстрые змеи – это гадюки, - пояснил отец.
- Как змейки Теода? – пояснила Маранта. Её брат держал у себя в Эйтаноне большой стеклянный ящик со змеями. Однажды одна такая змейка укусила его, и он потерял сознание и потом три дня лежал в кровати, прежде чем смог сесть и поесть.
- Почти. Змейки твоего брата ленивые и безобидные. Они сами не нападают, а яда в них мало. Пёстрые гадюки с севера хитрые, злые и яда в них хватает на трёх человек.
- А этот дядя кусается? – не поняла Маранта. Она никогда не видела людей, которые бы кусались, как змейки Теода.
- Не знаю, вроде я за ним такого не замечал, - отец задумчиво покрутил на правой руке большой золотой перстень префекта Эйтанона. – Хотя чёрт его знает, может быть, уже отрастил себе клыки. Ладно, беги к тёте, скажи, что наш гость уже ушел.

Отец уехал на работу в Эйтанон через два дня. Перед этим он заперся с Теодом, мамой и тётей Аглаей в своём кабинете. Они долго о чём-то спорили. Маранта в это время сидела под дверью и ждала, когда они выйдут. Ей было скучно. Маранта слышала, как мама тихо что-то говорила – она всегда говорила тихо- и как резко бросила тётя Аглая: «… я согласна. Сам вспомни, месяц назад к нам пытались влезть. Мы сменили уже трёх архивариусов!». Отец ходил по скрипучему кипарисовому паркету. Маранта слышала скрип от его шагов. Она даже знала, где именно отец ходит: около камина с мордами сфинксов. Там лежали самые скрипучие доски.
- Хорошо, - наконец, сказал отец. – Теод, ты займёшься этим.
Следом за отцом уехала мама и тётя Аглая. Маме было нужно на время вернуться в больницу, потому что ей стало хуже. Тётя Аглая её сопровождала.
- Слушайся брата! – велела Маранте мать, прежде чем тётя усадила её в автомобиль. Маранта кивнула. Маме действительно стало хуже: она побледнела и рядом с тётей казалась маленькой и бледной. Иногда она подслушивала разговоры старших, когда они обсуждали болезнь матери. Однажды старшая сестра Линда заявила, что это всё из-за Маранты и добавила, что сестре не стоило появляться на свет. С тех пор Маранта с ней не разговаривала.
Когда родители уехали, Теод вынес из отцовского кабинета большой деревянный ящик для документов.
- Садись сюда, - он посадил Маранту на ящик. – Тут очень важные документы. Никуда не уходи и никого к ним не подпускай, ясно?
Она кивнула. Брат принёс ещё больше двадцати ящиков. Маранта не очень хорошо считала, поэтому сначала загибала пальцы, считая ящики, потом поджимала пальцы на ногах. На двадцати она всё-равно сбилась.
Теод, поставив последний ящик на землю, разжёг в яме для жарки мяса огонь, снял с кирпичей решетку и, открыв один из ящиков, кинул туда картонную папку. Огонь неохотно принялся лизать зелёные корочки.
- Ух! – Маранта с восторгом смотрела, как папка чернеет и неохотно идёт черным же дымком. Теод палкой откинул крышку, и документы внутри радостно завертелись в язычках пламени. Следующие папки он уже раскрывал, вынимал из них документы и кидал так.
- И я так хочу! – Маранте надоело смотреть, как брат ворошит папки, кидая их содержимое в костёр. Она слезла с ящика, на котором сидела и подошла к брату.
- На, держи, - он вынул из тонкой папки стопку бумаг и дал сестре. – Осторожненько! – он поднял её за пояс и поднёс к очагу. Девочка с удовольствием кинула в огонь бумаги. Те тотчас же занялись пламенем. Маранта засмеялась и захлопала ладошками.
- Всё, теперь помогай мне, - он вручил ей длинный прут, - Смотри, чтобы всё сгорело.
- Ага, - девочка вооружилась прутом и тотчас же начала ворошить горящие листы.
Они сидели так почти до темноты. Маранта устала ворошить костёр, а бумаги всё никак не заканчивались. Брат принёс ей садовое кресло, и она дремала в нём, свернувшись калачиком и глядя, как брат методично уничтожает документы из отцовского архива.
Через два дня в загородный дом маршала и префекта Эйтанона Мартина Орха влезли воры. Они отключили сигнализацию и до рассвета рылись в ящиках с документами. На утро Аглая Орх обнаружила, что все ящики были перевёрнуты, а документы перемешаны на полу. Когда архивариусы разобрали их, выяснилось, что ничего не пропало.

@темы: "Юг и Север"

URL
   

Дом на болоте

главная