ведьма Мирланда
Название: "Юг и север"
Автор: Мирланда
Рейтинг: R
Жанр: фантастика, фэнтези, джен
Размер: макси
От автора, оно же о чём: пишется по этой заявке

Пролог

Глава 1.

Большой зал для заседаний сената во Дворце Республики последний раз перестраивали всего семь лет назад. Внешне большое круглое помещение с глубоким кесонированным куполом совершенно не изменилось. Через три дня после окончания ремонта с потолка даже поспалась штукатурка. Зато техническое оснащение зала наконец-то стало современным, что не могло не радовать префекта Магнуса Ларция. В зале установили новый свет, провели отопление и поставили систему автоматической регистрации присутствующих и учёта голосов. Претории теперь могли наблюдать за сенаторами со стороны, не стоя у них за спинами, а журналистам отвели небольшой участок на балконе. Магнус Ларций лично веле строителям перегородить старую галерею, где располагались журанилст. Прессу префект преториев терпеть не мог.
После завершения реконструкции Магнус Ларцией предпочитал наблюдать за сенаторами с технического балкона в куполе. Отсюда было видно и слышно всё, что происходило внизу. Сидеть в мягком кресле перед тремя мониторами было гораздо удобней, чем стоять за сенаторскими спинами и злиться, что он слышит не голос говорящего на мраморной трибуне, а громкое старческое бормотание с задних рядов. Здесь, над залом, было тихо, и префект преториев мог спокойно принять решение в случае проблем. Это был несомненный плюс нового зала: сенаторы дрались с завидным постоянством, а его солдаты без приказа префекта не имели права прикасаться к мудрейшим драчунам. Только с конца зимы было пять драк!
В этот раз заседание проходило спокойно. Литиций Гай, председательствующий в этом году, объявил об окончании заседания. Секретари начали собирать подписи сенаторов на протоколы. Консул Капиталин, читавший перед сенаторами доклад, мазнул по бумаге и вышел из зала первым. Кассий Марк поступил бы так же. Старые ворчуны в белых тогах могли вызвать головную боль у любого здорового человека. Удивительно, что когда-то юный отпрыск рода Ларциев считал сенаторов чуть ли не небожителями. Главы старейших родов, старые консулы и трибуны, всего триста мужчин и женщин - были просто склочными изболтавшимися стариками. Хорошо хоть, на будничные заседния их собиралось от силы сотня. Остальные предпочитали передавать свои голоса коллегам, и появляться в зале только когда маленький балкончик был до отказа забит работниками прессы.
Окончание заседания Магнуса Ларция обрадовало. Консул Капиталин, хоть и был почти четыре года нумераром при комитете малой промышленности, консулом стал всего месяц назад. Что он мог сказать сенаторам? Почти два часа Капиталин обещал им провести проверки финансовых потоков всех комитетов, и особенно казначейства. Стариков, каждый из которых имел рыльце в пушку и кубышку с наворованным за время бытности префектами и консулами, молодая энергия консула пугала, а не успокаивала. Вдруг и вправду проверит? Так что сенаторы ещё полтора часа после чтения Капиталина засыпали его глупыми и провокационными вопросами, чтобы молодой чиновник не чувствовал себя равным Яу. И, желательно, чтобы он ни в коем случае не выполнил и четверти своих обещаний.
- Префект, - сидящий за пультом солдат подобрал из корзины длинную бумажную ленту-распечатку с протоколом заседания. Магнус молча расписался красными чернилами под текстом и передал бумагу оператору.
- Лей, передашь кентурию, что я вернусь вечером, - Магнус поднялся из своего кресла и взял в руки свою трость. Хромоту, из-за которой он в своё время приобрёл эту дорогую чёрную палку, префект давно залечил. Но трость ему так понравилась, что Магнус порой носил её с собой. К тому же из-за трости некоторые считали его физически слабым. Порой - даже глухим. Это давало ему некоторое преимущество перед желающими отстранить его от хлебной должности.
- Мне связаться с гаражом? - Лей повернул голову и вопросительно посмотрел на префекта. Двое его товарищей всё ещё сидели в наушниках и слушали, что происходит в зале.
- Да. Но пусть приготовят неофициальный выезд.
- Так точно.
Магнус, постукивая тростью по каменному полу и свежим стенам, вышел из комнаты в невысокий технический коридор.
Дворец Республики, сердце Мемфая, в древности стоял на крутом скалистом холме. Это был дом-крепость, одна из пяти, в которой укрывались горожане во время воин. Со временем город стал больше и сильнее. Потрёпанная временем каменная постройка уже не соответствовала его величию. Несколько раз холм насыпали, а триста лет назад вокруг старого холма возвели новые каменные стены, поддерживающие сам холм и строения на нём. Прямоугольник из светлого песчаника и мрамора возвышался над старым городом. Его внешний вид оствался уже двести лет неизменным. Старые, уродливые каменные арки, некогда поддерживавшие величественный дворец, остались только в северо-восточной части холма. Здесь претории устроили свой гараж, несколько мастерских и запасные пути эвакуации из Дворца. С верхних уровней, где стояли казармы преториев, сюда можно было спуститься в открытой кабине подъёмника. Клеть тихо шелестела по направляющим мимо рядов мрачных толстых арок, почерневших от времени. В том, как свет четырёх фонарей на клети, выхватывал из темноты старые камни, было что-то мистическое и устрашающее. Магнус пожалел, что не велел закрыть направляющие или кабину панелями, чтобы не видеть бесконечных арок во мраке. Он терпеть не мог мистики и неясности.
Впрочем, иногда префект преториев находил этот уголок всё же достойным созерцанием. Здесь было тихо и скучно - а всего в нескольких метрах, за каменной кладкой, был многолюдный Старый рынок. Толпы служащих, туристов и просто праздно шатающихся горожан даже не подозревали, что рядом с ними не монолитный камень, а пустота и тишина. Тризцать секунд, что клеть тихо скрипела вниз, префект отдыхал от шума.
Скромный автомобиль префекта, выехавший из северных ворот дворца, вклинился в колонну сенаторских "теловозок". Претории так в шутку называли представительские автомобили своих "подопечных": их главной задачей была сохранность сенаторских тел в пределах дворца, а никак не душевного спокойствия. Сенаторские выборы прошли всего три недели назад, после назначения консула, поэтому очередь на выезд из Дворца образовалась приличная. Магнус с раздражением подумал, что теперь общество не скоро дождётся появления этих снобов в простых повозках. А то и в общественном транспорте, как очень любили делать "синие", перед выборами. Магнус Ларций никогда не мог понять, почему люди ведутся на такой дешевый популизм.

Дом Канона Ларция, куда направлялся префект преториев, находился в старом хорошем пригороде Мемфая. Город лишь чудом не поглотил это тихое зелёное место. Здесь жили почтенные граждане, сенаторы и аристократы. Нувориши старались поселиться в престижном районе в верхнем течении Мема, считая, что это поставит их на одну ступень со старыми родам. Иногда у них получалось вписать в общую картину, но чаще нувориши просто уродовали старинный район своими домами, больше похожими на мятые картонки из-под обуви. А знатные соседи продолжали здороваться с ними только через забор.
Дом семейства Ларциев тоже находился здесь, но Канон жил отдельно от отца и сестры. Младший из кузенов был преуспевающим адвокатом с годовым доходом в двести тысяч грифонов в год. Подробности Магнуса не интересовали. Он просто знал, что Канон имел чутьё на деньги и опасность. Магнус мог только удивляться своему рыхлому и обожающему комфорт родственнику. Порой Канон казался ему фокусником. Но Магнус ещё ни разу в жизни никому не признался, что его что-то удивляет.
Небольшой дом Канона походил на коробочку с низкой крышей и большими квадратными окнами. Между домами, выдержанными в классических стилях, он выглядел как наглый школьник, влезший в ряды почтенных граждан. От всеобщего порицания этот домик спасали только огромные дубы и горные ёли, закрывавшие дом с улицы. Автомобиль Магнуса без вопросов впустили за ажурные ворота в двор, окруженный плотной зелёной оградой.
- Мы рады видеть вас, магистрат, - к автомобилю кинулись двое слуг. Что всегда нравилось Магнусу в доме брата - это молчаливые слуги, которые никогда не лезли под руки. И сейчас один из слуг брат остался около автомобиля, а второй молча заспешил перед префектом.

Не смотря на разные характеры и разную работу, кузены дружили. Канон Ларций ещё мальчишкой отличался полнотой и слабостью. Его отец никак не мог смириться, что его старший сын больше похож на девочку, а у брата - все трое сыновей были сильными и ловкими красавцами. Магнус был старше кузена на пять лет, поэтому относился к нему со снисходительным добродушием. Канон, шпыняемый даже младшими сёстрами, был благодарен за такое отношение. Время после расставило всё на свои места. Из троих братьев Ларциев, ушедших делать карьеру в армию, лишь Магнус достиг успеха. Его младшие братья оказались в дальних провинциях. Отношения между ними так и не сложились. Магнус твёрдо чтил кодекс преториев, братья же винили его во всех бедах. Яко бы старший сделал карьеру, утопив их. После смерти матери Магнуса, как-то мирившей братьев, пути родных братьев разошлись. Магнус получил повышение до префекта, что стало с Константом и Максимом - он знал смутно. А вот дружба с Каноном стала только крепче. Хотя, казалось бы, что их связывало?

В доме Канона Ларция оказались гости. В гостиной перед кабинетом, в кресле сидела высокая девушка со строгой официальной стрижкой и в простом весеннем платье в пол. Она сидела неестественно прямо и читала книгу. Увидев вошедшего префекта, она быстро вскочила на ноги, но, не отдав честь и не приложив руки к сердцу, просто кивнула и пробормотала "Здравствуйте"
В открытую дверь кабинета Магнус увидел и собеседника брата. Над тёмной спинкой инвалидного кресла возвышались плечи в жёлтой тоге и коротко остриженный затылок Либерия Хундина. Инвалид рассматривал переданные ему Каноном бумаги и что-то говорил. Присутствие Магнуса заметили быстро. Канон выскочил из-за стола и всплеснул руками:
- Канон, я не ожидал тебя сегодня увидеть!
- Добрый день, - Либерий медленно повернулся и кивнул вошедшему преторию. - Канон, перешлёшь мне эти документы? - он положил бумаги обратно на стол. Магнус так же медленно кивнул калеке. Отношения между ними были... очень натянутыми. Магнус, здоровый и сильный, испытывал странный ужас перед всеми увечными. Усугубляло этот страх и то, что Либерий Хундин, как казалось префекту, знает о его страхе и насмехается над ним. Вот и сейчас старший Ларций увидел усмешку в тёмных глазах и вечной полуулыбке Хундина.
- Разумеется, - Канон дёрнулся, и оборки на его тоге заколыхались. Магнусу показалось, что брат опрокинет животом свой стол. Девушка из гостиной прошла мимо претора и взялась за поручень на спинке кресла Либерия. Магнс решил, что она всё же скорее красивая, чем нет, хотя плечи у неё были широкие и крепкие. Наверняка она излишне активно увлекалась плаваньем.
- Мартиша, ты заходи перед отъездом! Когда ты возвращаешься в часть?
- Седьмого числа, - ответила девушка. Она повела плечами, словно ей было неуютно в светлом платье. Магнус отошел в сторону, освобождая им выход. Девушка развернула коляску с Либерием и вывезла его из кабинета. - До свидания.
- Пока! - Канон сложил руки на животе. Магнуса с раздражением посмотрел в спину удаляющимся. - Какая девушка, а? Помнишь внучку старой Клавдии?
- Мартиша Хундин? - Магнус задумался. - Её же сейчас лет семнадцать должно быть. Она...
- ... была семнадцатилетней лет восемь назад, - Канон засмеялся. - Нет, вру! Семь. Как раз через два года, как Либерий подхватил спинную болячку, она на год отложила поступление в третью медицинскую академию, чтобы ухаживать за ним.
- Да, я припоминаю, - семейство Хундин Магнус знал лишь мельком. Это старое семейство, прославившееся во время присоединения к Мемфаю последних Вольных городов, ныне прибывало в жалком состоянии. Последний патриарх этого рода, старый Авет Хундин, безудержно рвался к власти во времена юности братьев Ларциев. Он не гнушался ни подкупов, ни угроз сенаторам... за что и поплатился. Авет попал под суд Сената и претория и, не дожидаясь приговора, повесился в камере. Его дети закончили плохо. Насколько Магнус знал, никого из них в жизни не осталось, если не считать семьи сестры Авета, Клавдии.
В юности Магнуса очень раздражала дружба брата с Либерием Хундином. Эта дружба вполне могла стоить им обоим карьеры. Да и сейчас сенат на половину состоял из тех, кто довёл Авета до самоубийства.
- Она приехала в отпуск на три недели, - Канон снова вздрогнул, и напомнил брату огромную жирную бабочку. Кудряшки на голове Канона заколыхались, - А ты какими судьбами здесь? Я тебя раньше септима не ждал.
- Мне нужно с тобой поговорить, - Магнус сел на стул перед столом брата и сложил руки на коленях. Он ещё ни разу не выносил подробности своей работы за пределы Дворца, и теперь волновался.
- О чём? Я слушаю. Хочешь конфетку? - Канон опустился обратно в своё кресло и зашелестел конфетными фантиками. Желтоватая тога собралась на его круглом животе крупными складками.
- Нет. Тебе же врач запретил сладкое?
- И ты туда же? - Канон помедлил, но под взглядом брата со вздохом отложил конфету. - Так о чём ты хотел со мной поговорить?
- Это очень серьёзная проблема, которая может стоить мне мантии претора, - Магнус глубоко вздохнул, - Архив Дворца ограбили.
- Успешно? - с Канона слетела вся его весёлость. Он сразу же подобрался и перестал смотреть в сторону сладкого.
- Увы. Вынесли три ящика и около семи папок времён Орха.
- Орха? Это же... - толстяк наморщил лоб, - Это такое старьё! Кому оно нужно?
- Понятия не имею. Никто ничего не видел. Пропажу обнаружили только через два дня, когда мои архивариусы совершили обход. Системы наблюдения на время взлома выключились, - это было самым неприятным. Два дня они ничего не знали! И он узнал об этом происшествии совершенно случайно: молодой архивариус слишком нервничал, когда Магнус пришел в архив с еженедельной проверкой. Как можно доверять таким людям? Перепуганные архивариусы признались, что утаили это происшествия из-за его незначительности. В архивах Дворца Республики осталось крайне мало документов времён десятилетнего диктаторства Мартина Орха, и все они были глупыми счетами, обрывками протоколов заседаний сената. Два шкафа были заняты судебными делами сенаторов и всадников: Орх и его преторы не очень церемонились с проштрафившимися... И эти мелочи теперь могли стоить кресла, если не жизни их далёкому приемнику. Магнус припугнул архивариусов и запретил им покидать Дворец. Вот только слова - не люди, их не запрёшь. Ещё несколько дней - и этот секрет будет известен всему городу.
- Только через два дня, говоришь? - Канон пожевал губами.
- Я теперь не знаю, кому верить. Сбой выявился только после проверки. Мне о нём не докладывали, решив, что это мелочь.
- Ох, я тебя понимаю. Но ты уверен, что пропали документы времён Орха? Слишком уж это глупо. Зачем красть такое старьё? Кому сейчас интересен Орх? Не считая, конечно, журналистов. Но для этого у них кишка тонка. К тому же вряд ли там были сенсационные признания, что он спал со своими дочерьми? Иначе бы...
- Мне нужно, чтобы ты мне помог, - тихо перебил брата Магнус. - Если об этой краже станет известно за пределами дворца, я лишусь своей должности и доброго имени. К тому же сейчас я веду следствие против сенатора Апия. Если его защита узнает об этом происшествии, то они сделают всё, чтобы меня утопить.
- Понимаю, - Канон вскочил на ноги и принялся расхаживать около столика, засунув руки под тогу. - Что мне сделать?
- Не знаю, - честно признался Магнус. - Найди всех, кто интересуется Мартином Орхом. Узнай, у кого были возможности и желание влезть в мои архивы.
- Это очень сложная задача. Ты хоть понимаешь, что ты просишь?... Ох, как же тебя угораздило... - Канон всплеснул руками и замер.- Только я тебя умоляю, ничего не предпринимай... серьёзного! Я сам найду этих любителей старины. Просто разберись, почему у не сработала сигнализация... А лучше вообще ничего не предпринимай.
- Как тебе будет виднее.
- Я... Пришли мне дела всех, кто был в ту ночь во дворце и особенно тех, кто не доложил тебе о краже.
- Сегодня же пришлю курьера.
- Жаль, невозможно допросить их лично, - Канон сел обратно в кресло и принялся нервно теребить бахрому на крае тоги. - Но будь уверен, с сегодняшнего дня вся моя контора будет работать над этой проблемой.
- Не думаю, что это разумно. Могут заметить...
- Ой, это было образное выражение. Но будь уверен, я тебе помогу.
- Надеюсь, всё обойдётся.
- Трёхликая милостива, Магнус, - Канон со вздохом взял со стола конфету и развернул фантик. - Трёхликая милостива, братец. Может быть, ещё всё обойдётся.

@темы: "Юг и Север"